Терракотовые дни

Погоня. Фаза первая

Владимир прошел в помещенье станции, уже привычно нашел комнату начальника вокзала. Вошел без стука. Впрочем, там и не было никого. Снял трубку, стал набирать номер банка, но на второй цифре передумал, дал отбой. Набрал номер комендатуры.

- Ja?.. Hauptshturmfurer Lange…

- Это Бойко…

- А, дружище, рад вас слышать…

- Вы ведь закончили погрузку?..

- Да все, нормально. А у вас что там?.. Кого взорвали?..

- Взорвали литерный. Тот самый, который должен был перевозить золото.

На том конце провода  замолчали надолго.

- Подождите. Такого просто не может быть. Мы же грузили золото после взрыва… Это что, такая шутка?

- Послушайте, мне не до шуток. У меня тут двое покойников, пять раненых – одному оторвало руку. Он вполне правдоподобно ругается по-немецки. Хотите услышать, пока он не скопытился?..

Бойко повернул трубку к окну. Кричали действительно громко.

- Так что?.. – начал спрашивать Ланге.

Вывод был таким странным, что он боялся произнести его вслух. Это сделал Бойко:

- Да, мы… Вы погрузили золото не в тот состав! И состав этот наверняка сформировал Колесник, Либин и компания. Так что у вас…. У нас… Большие проблемы…

На том конце провода крепко задумались.

- Владимир, у вас есть какие-то мысли относительно места, где находитесь?

- Нет…

- Тогда возвращайтесь в город. Я поднимаю тревогу…

Ланге положил трубку на рычаг, но с минуту стоял неподвижно, о чем-то думая. Потом сказал, обращаясь непонятно к кому:

- Поезд - не самолет. Никуда он не денется…

-//-

Бойко сбежал вниз.

Машина стояла на перроне, там, где они ее оставили. Но водитель оставался меж опрокинутых платформ. Владимир снял пиджак, вместо него накинул китель, оставленный на сиденье шофером.

- Я в комендатуру, - крикнул он Пашке.

Тот, перевязывая голову какому-то солдату молча кивнул.

Чтоб еще больше походить на немца, с земли Бойко подобрал потерянную кем-то фуражку.

Сел за руль, завел машину. Сдал назад, огляделся – съезд с Бахмутского шоссе был забит - к станции спускалась карета скорой помощи, пожарные команды.

Тогда он развернул машину и поехал в другую сторону, свернул с площади, проехал переезд.

Почти на съезде с мостовой лежала раздавленная черная кошка – кому-то она не успела перебежать дорогу. Бойко взял чуть влево и пропустил труп между колесами.

Скоро выехал за станцию. Дорога была жуткая – размытая дождями, разбитая колесами телег. Но машина шла довольно живо, стрелка касалась пятидесяти.

Километра за два догнал тяжелый немецкий грузовик. На прицепе он тащил тяжелое допотопное орудие. Куда и зачем – Бойко так и не узнал. Да и до того ли было.

Грузовик сильно пылил. На сигналы Бойко его водитель не обращал никакого внимания.

- Да что же ты так медленно… - прошипел Владимир

Не было видно, что там впереди. Выскочить из-за него только для того, чтобы врезаться во встречную машину или телегу.

Бойко дал вправо, почти к краю. Дорога впереди была почти ровная, встречная была пустой.

Добавил газу, догнал, резко взял влево. Обошел грузовик.

Зло ударил по клаксону:

- Так-то!

Прямая закончилась, дорога пошла меж склонами холма и карьерами. Чтоб вложиться в поворот, Владимир убрал ногу с педали газа, нажал на тормоз. Педаль тормоза ушла легко, совсем без усилия.

Тормоза не действовали.

В первый поворот он вписался с трудом: камни из-под колес полетели вниз, упали в озеро, отбились кругами.

Машина неслась вдоль обрыва.

В следующий поворот вписаться не было никакой возможности…

-//-

- Где Бойко? – кричал Ланге на жандармов и полицию. – Он уже давно должен быть здесь. Найдите его срочно. Да что же это такое – только один нормальный человек вокруг, да и тот русский!

Подняли тревогу. Удалось это сделать без промедленья: Ланге первым поставил в известность коменданта города. Тот среагировал почти мгновенно: не стал переспрашивать, уточнять, не ослышался он, не дурацкая ли это шутка, не может ли Ланге ошибаться.

Комендант знал – на самые безумные новости надо реагировать мгновенно. Доклады о том, что все спокойно, все по-прежнему - пусть подождут до тех времен, когда станет скучно.

Устроили совет. Карту Миронова и его окрестностей бросили на стол. Собрали чуть не всех старших офицеров, которые работали в комендатуре. Позвали и тех, кто не работал, но приехал с докладом, просто в гости.

Пока собирались, Ланге спешно пытался дозвониться на дистанции пути, по которым должен был пройти поезд. Его не соединяли: после Сортировочной линия была повреждена, и будто бы уже выслали патруль со связистом.



Andrew Marchenko

Отредактировано: 14.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться