Территория

Размер шрифта: - +

Глава 22

Вой устало откинулся на спинку кресла и произнес:

- Хочу пояснить для тех, кто не в курсе… в том, что творится в городе, виновен Черномор, - он покосился на Эльдара, - и вот этот урод.

Агата, которая уселась на стол рядом с Анной, нахмурилась.

- Что-то я не поняла.

- Между прочим, я отговаривал Черномора! – со злостью заявил Эльдар. – И ты это знаешь! Да и кто думал, что все так получится?!

Вой хлопнул ладонью по подлокотнику кресла.

- Я думал! Но ни Черномор, ни вы, его шестерки, меня не слушали!

- Я пытался его отговорить, помнишь?

- О, так ты у нас теперь герой? – Вой состроил брезгливую гримасу. – Пытался остановить самого Черномора, ну надо же! А не помнишь, как бросил меня там, на поляне?! Я просил всего лишь перерезать скотч…

- Стоп-стоп-стоп! – Агата подняла руки. – Во-первых, говорите тише. Я понимаю, у вас эмоции и все такое, но мы, между прочим, тут прячемся, если еще не забыли. Во-вторых, какого черта? Причем здесь Черномор? Вы, похоже, знаете, почему начался этот зомбипарад? Ну, так давайте, рассказывайте.

Вой вздохнул.

- Я расскажу, только коротко, у нас ведь не так много времени, верно, Анна?

- Верно, - ответила та, - но, чтобы расставить все точки над «и», думаю, время еще есть.

- Время до чего? – насторожилась Агата.

Анна коснулась ее руки.

- Наберитесь терпения, скоро все узнаете.

Она подумала, что еще предстоит убедить этих людей. Согласятся ли они рисковать своей жизнью для общей цели? Поверят ли?

Вой рассказал про то, как Черномор и его помощники взорвали Каменное дерево. Рассказал про фиолетовый бутон на поляне. Элла слушала, и ей хотелось кричать: «Мой отец был одержим! Он все это делал не по своей воле! Простите его! Простите!..» Она не заметила, как глаза наполнились влагой.

А Эльдар во время рассказа Воя уселся прямо на пол, вытянув ноги и прислонившись спиной к стене. Он закрыл глаза и явственно представил себе события на поляне: взрыв, фиолетовый цветок, Черномор, Эдик и Кирилл, которых подхватили черные хлысты и втянули в сумрачную сердцевину. И гроза, вспышки молний. Вой, кричащий: «Возьми себя в руки и перережь скотч! Достань паскудный нож и перережь!..» А ведь было достаточно времени, чтобы вынуть нож и перерезать. Было! Всего несколько секунд… нет – целых несколько секунд! Но почему не сделал? Впал в ступор? А может… ягуар не позволил? Эльдар поморщился, разозлившись на самого себя. Он подумал, что винить в своих ошибках внутреннего демона – сродни предательству. Если искать оправдание, то рано или поздно оно находится, и жить, как будто становится легче. Но это только кажется. Почему бы не признать: он, Эльдар, не помог Вою даже не из-за трусости, а из-за простого безразличия к чужой жизни. Ведь собственный эгоизм никогда его не смущал. Но почему именно сейчас это вызывает чувство брезгливости? Что изменилось в душе за этот поганый день?

Вой замолчал.

Агата тихо проговорила:

- Все это звучит как самая невероятная бредовая чушь, но я верю каждому твоему слову. Почему-то никогда не сомневалась, что за Каменным деревом скрывается какая-то тайна. Но не думала, что такая страшная.

«Тайна гораздо страшнее, чем ты думаешь, девочка! – подумала Анна. – Ты еще не знаешь про Океан!»

Агата поежилась, словно на нее повеяло холодом.

- Выходит, дерево было чем-то вроде закрытых дверей. Двери сломали – появились зомби. Лихо!

- Зомби? – удивился Вой. – Ты называешь их «зомби»?

- Да, а что? Надо же их как-то называть?

- Морбесты, - сказала Анна.

Агата захлопала глазами.

- Что-то мне подсказывает, вы это слово не сами придумали, правда?

- Правда, - кивнула Анна.

Элла напряглась. Она вспомнила, как Тени, обитатели Страны чудес, шептали: «Морбесты! Бойся их! Бойся!..» Может, рассказать этим людям все, что она видела в Запределье? Сейчас уж точно никто не сочтет ее сумасшедшей. Почему-то хотелось выговориться, поделиться своей тайной. А еще – покаяться за отца и доказать, что порой яблоко от яблони падает очень далеко. Ей не хотелось, чтобы на нее смотрели только как на дочку Черномора, виновника всех бед. Но… нет, она не решилась, подумала, что если начнет сейчас говорить, то эмоции превратят ее слова в бессвязный бред. Потом. Она все расскажет потом, если будет время.

- А теперь нам нужно кое-что обсудить, - проговорила Анна. – Кое-что очень важное. Мы ведь с Семеном пришли сюда не случайно…

- Да ладно! – встряла Агата.

- Не случайно, - повторила Анна и поморщилась от боли. Снова усилилась изжога – последствие встречи с Анфисой. В желудке будто просыпался вулкан. Она вынула из кармана упаковку активированного угля, выдавила на ладонь три таблетки и проглотила их одну за другой, запив водой из бутылки. – Мы знали, что в кафе есть люди, - продолжила она, - то есть – вы. Сейчас я кое-что расскажу, это еще невероятней, чем рассказ Семена, но, чем быстрее вы мне поверите, тем будет лучше для всех нас…

Она говорила быстро, но, не упуская ни малейших деталей, ведь сейчас каждая мелочь могла подтолкнуть к какой-нибудь идее. Океан, боль, внутренняя борьба, Сеятель. Рассказывая, Анна не сдерживала гнев – он теперь был ее союзник, а не враг. Ей казалось, что за спиной стоит Анна-тень, как незримый свидетель былого отчаяния, борьбы и триумфа. Она рассказывала и видела на лицах слушателей изумление и недоверие. Приемник, Артемка, зеленое свечение, ожившие полезные вещички. «Они должны мне поверить! Обязаны!» Анна физически чувствовала, как уходит время – с каждым словом, каждым ударом сердца. Но возможно, уже сейчас у кого-то в этой комнате зарождается план действий, ведь не напрасно же они с Семеном сюда пришли? Она закончила свой рассказ словами:



Дмитрий Видинеев

Отредактировано: 23.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться