Территория

Размер шрифта: - +

Глава 32

Элла медленно приходила в себя после мощной волны боли. Сейчас пытки прекратились, но в сознании остались вызывающие ужас слова: «Ты выйдешь, а не то я выколю твои милые глазки, дочка!»

А еще она слышала, что отец говорил о терпении, которое не безгранично. Когда он решит, что хватит? Через минуту? Через час? А может, прямо сейчас подносит иглу к глазу? Элла не хотела думать об этом, но понимала: от мыслей об игле и выколотых глазах не отделаться. И никакие воспоминания о счастливых днях не помогут. Она как-то читала книгу, в которой был эпизод про узника, ожидающего смертной казни. Так вот он ни о чем не мог думать, кроме как о плахе и топоре палача. Сейчас она понимала, что автор той книги не врал. Страх слишком сильная эмоция, что просто взять и усилием воли задвинуть его на второй план.

Элла посмотрела на Страны чудес, стоящих возле трона. Их уже было семеро, а вон в дверном проеме появился еще один. Он шел медленно, и Элла чувствовала, что каждое движение стоит ему больших усилий.

«Ты чувствуешь запах, мы же видим гибель».

Весь народ, огромная цивилизация - все перемолол чудовищный жернов. Странно, но Элла ощущала вину за то, что стало со Страной чудес. Она всегда здесь была на каком-то особом положении. Жители этого мира приняли ее с необычайным почтением и даже благоговением. И со временем Элла начала чувствовать ответственность за каждое существо Страны чудес. У нее здесь никто и никогда ничего не просил, и уж тем более – не требовал. Но Элле всегда хотелось отплатить хоть чем-то за радушие местных жителей. А она сбежала. Как только здесь появились морбесты – сбежала. Вернулась в свое инвалидное кресло, испытывая недоумение и страх. Сейчас здравый смысл говорил, что она все равно ничего не могла сделать, но душа говорила обратное: «Ты могла остаться и поддержать Страну чудес своим присутствием!» Наверняка это ничего не изменило бы, вот только…

«Вот только нельзя оценивать волшебство по меркам мира Инвалидной коляски. Мира, где вообще нет волшебства».

Это там она беспомощная калека, а здесь…

Элла вдруг осознала, что никогда не задумывалась над вопросом: кто она здесь? Из-за полного отсутствия амбиций ей даже в голову не приходило, что в Стране чудес она больше чем просто желанная гостья. Да и сейчас часть сознания, в которой обосновалась неуверенность, выстроила стену с огромными буквами на каменных блоках: «Да кем ты себя возомнила?!» Элла решила, что самое время повысить планку самомнения и сломать стену. И к черту логику! К черту правила мира Инвалидной коляски! Алиса, Дороти и английские детишки, попавшие в Нарнию, довольно быстро почувствовали себя главными фигурами глобального действа. Чем же она, Элла, хуже них?

«Кем ты себя возомнила?! – вспыхнула надпись на стене. – И не поздно ли думать обо всем этом? Скоро чудовище выколет твои глаза, и тогда все будет кончено, ведь слепота для тебя равносильна смерти!»

Элла взглянула на Артемку. Он как-то странно – нет, таинственно - улыбался. Ей показалось, что мальчик чего-то от нее ждет. Но почему не выскажется вслух? Почему не даст подсказку? А может, это тот самый случай, когда истину нужно установить самой, без подсказки?

Повинуясь какому-то порыву, она поднялась с трона и пошла по ковровой дорожке к выходу. Артемка и Тени последовали за ней.

«Нужно сломать стену! – сказала себе Элла. – Освободиться от логики!»

Она представила себе огромный таран, каким ломали ворота средневековых замков. Мощное орудие, оббитое железом.

Удар.

И стена в сознании затряслась.

Еще удар.

Каменные блоки покрылись сетью трещин.

«К черту логику! К черту неуверенность!»

Таран раскачался на цепях и сокрушил стену. Блоки с обрывками слов «возомнила, поздно, слепота…» разлетелись в разные стороны.

Элла вышла из замка, чувствуя себя свободной. Она спустилась по лестнице и посмотрела на небо, в котором клубилась темная мгла.

«А где-то там луна. Без нее Страна чудес будет оставаться мертвой».

Она обратила свой внутренний взор на обломки стены. Вот среди развалин лежит покрытый трещинами блок с выбитым на нем словом «слепота», а вот блок с надписью «поздно». Мысленно она подняла небольшой, размером с теннисный мяч, обломок стены.

И тут случилось странное…

«К черту логику! К черту правила мира Инвалидной коляски!»

Обломок материализовался в руке Эллы. Он стал настоящим! Таким же реальным, как Артемка, дома вокруг и замок!

Элла прошлась взглядом по жителям Страны чудес. Они никогда и ни о чем не просили. Никогда и ни о чем!

- Еще не поздно, - сказала Элла. И закричала: - Не поздно!

А потом размахнулась и кинула обломок стены в небо, вложив в бросок всю свою ярость, всю свою боль.

Камень летел со скоростью метеора. В какой-то миг он вспыхнул и исчез в темной мгле. Мир вокруг застыл в ожидании. Секунды полной тишины. Абсолютной давящей тишины…

Небо разорвалось на части. Тьму разрезали сотни молний. Земля задрожала. Грохочущая мощь подхватила мглу, закружила, швырнула в стороны. Круглая брешь, обрамленная клубящейся хмарью, расширялась, уступая место россыпи звезд. Она становилась все больше и больше. Мгла заискрилась, серебряные призрачные тропы соединили небо и землю…

И появилась луна.

 

Черномор вышел из Дома культуры, чувствуя слабость. Ярость, которую он выплеснул на Эллу, забрала много энергии, и теперь сущность морбеста требовала пищи. Можно, конечно, дойти до ближайшего портала и пополнить силы из него, но Черномору этот вариант не нравился. Не пристало королю пополнять энергию из порталов, растущих на трупах. Львы падалью не питаются, как сказал Ричард Львиное Сердце.



Дмитрий Видинеев

Отредактировано: 23.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться