Теряя надежду

Font size: - +

Глава 19

Глава 19

Пятьдесят второй день в городе N

Я уволилась с работы, поэтому уже почти две недели сижу дома. С Альбиной проблем не возникает, мне нравится проводить с ней время, и помогать ей, это не занимает так много времени, как я думала. Утром и вечером с ней мама и «исчадие ада», а днем я. Мы экспериментируем на кухне, смотрим фильмы. Каждый день я вывожу Альбину на улицу, мы гуляем по торговому центру, который ближе всего к нашему дому. Пару раз мы гуляли в парке на набережной, кормили птиц, и даже пели караоке на площади. В такие моменты, я действительно, ощущаю нас семьей. Я счастлива, когда моя сестра улыбается, а сейчас я часто вижу ее улыбку. С Андреем мы видимся почти каждый день, так как он все еще живет у нас дома. Мы сталкиваемся либо на кухне, либо у Альбины в комнате. Мы почти не разговариваем, после той ситуации в моей комнате. Для видимости общения, мы можем перекинуться парой незамысловатых фраз. Честно говоря, я стараюсь его избегать, но это не так просто, живя под одной крышей. К ужину я обычно не выхожу, хотя в последнее время, мама вдруг с чего-то начала волноваться о том, что я очень худая, и заставляет меня ужинать вместе со всеми. А под прицелом глаз «исчадия ада» кусок в горло не лезет. Когда он смотрит на меня, мне хочется заползти под стол и не выползать оттуда, пока Андрей не исчезнет с горизонта. Я и раньше чувствовала дискомфорт в его присутствии, но теперь все стало еще более невыносимей. Мы как нашкодившие дети «выглядываем из-за угла», мы почти не разговариваем, даже не хамим друг другу, мы только переглядываемся, а точнее «исчадие ада» испепеляет меня взглядом изо дня в день, а всегда отвожу глаза, потому что мне не нравится, этот зрительный контакт. Лучше бы мы «грызли» друг друга. Иногда, мне хочется наброситься на Андрея и избить до полусмерти. Откуда во мне столько злости, я не знаю. Порой, мне даже саму себя хочется ударить.

Мама осталась дома, она дала мне выходной, чтобы я смогла поехать купить себе платье. По правде, я бы лучше осталась дома с Альбиной. Не хочу никаких платьев.

Сегодня день рождения матери «исчадия ада», и нас всех пригласили на банкет. Когда я услышала это, я конечно же, сразу отказалась, но мама ясно дала понять, что идем мы все. А так как, сейчас у нас с ней все, более или менее нормально, я не хочу это испортить. Моя мамочка – мастер показухи, она хочет собрать всех нас вместе, и наверняка, представить, как идеальную семью, где каждый до безумия любит друг друга.

Я не заморачивалась с выбором платья, купила первое попавшееся, что увидела в магазине. Село нормально, требованиям мамы «не слишком развратное» соответствует. «Никакого красного, зеленого и желтого, никакого глубокого декольте, никакого вызывающего выреза на спине». Хорошо мама, могла бы подарить мне мешок, я бы проделала в нем дырки для рук.

Мой выбор пал на миленькое темно-синее платье с кружевными рукавами три четверти и пышной юбкой. К нему Альбинка подобрала мне бежевые лодочки из своего гардероба. Мне было плевать на свой наряд, главное, чтобы мать осталась довольна. Когда я шла в торговый центр, у меня было желание купить что-то более развратное, чем мамуля может себе представить, я так и горела желанием напялить на себя что-то ядерно-красное с огромным вырезом на груди, но я этого не сделала.

 

Заходя в ресторан, мама дернула меня за руку.

- Не смей, что-нибудь выкинуть.

- Я и не собиралась.

- Алкоголь не трогай.

- Я поняла, мам.

- Постарайся быть приветливой.

- Мам, мы не на приеме у королевы.

- Мы в обществе приличных и уважаемых людей этого города.

- Все будет нормально. – Говорю я.

Пройдя через длинную кустистую аллею, украшенную кучей мини-фантанчиков, мы оказались в самом сердце вечеринки. Мама и папа шли под руку, как примерная пара высшего общества, рядом шел «исчадие ада» и катил коляску с сидящей в ней Альбиной, я плелась позади и осматривала все вокруг. Меня восторгала и в то же время отвращала эта роскошь ресторана в стиле Барокко. Все оформлено в коричнево-кремовом цвете, на потолке висят огромные люстры, окна завешены громоздкими темно-коричневыми шторами, из-за которых уличный свет не проникает в помещение, создавая полумрак. Находясь здесь, можно представить, что я попала во дворец. В зале я насчитала около сорока человек: женщины излучающие грацию и изящество и мужчины, излучающие запах денег и спиртных напитков. Пока я рассматривала помещение и людей находящихся в нем, мои уже ворковали с предками Андрея. Мама махала мне рукой и улыбалась. Я с неохотой подошла, и в эту же секунду ко мне подлетел официант с целым подносом бокалов шампанского. Я даже ничего не успела сказать, как мама отправила его от меня куда подальше.

- Это ваша младшая? Господи, как вымахала.. Сколько же я тебя не видела.

Если быть, честной, то кажется ни разу. Я лично, не помню, чтобы я встречалась с матерью «исчадия ада».

От этой красивой высокой брюнетки с зачесанными назад волосами и платьем, наверняка, стоимостью в несколько тысяч долларов, за несколько метров несет парфюмом и лицемерием и она уже раздражает меня, но я улыбаюсь, как приказала мама. Мои скулы болят от идиотской натянутой улыбки, и похоже, не у меня одной, глядя на маму, я вижу, что она тоже ощущает дискомфорт. Я поздравляю мать Андрея с днем рождения, и извиняюсь, за то, что мне срочно, якобы, понадобилось в дамскую комнату. Скрывшись из виду, я хватаю бокал шампанского с подноса официанта и разом осушаю его. Находя свободный столик, я беру еще один бокал шампанского и плюхаюсь на мягкий стул. В зале играет легкая классическая музыка, под которую можно либо спать, либо умирать. Вся эта сверхизысканная тема меня утомляет, я привыкла к вечеринкам а-ля «бродяга». Заброшенные помещения, подпольные клубы, - это мое.



Юлия Динэра

Edited: 23.03.2018

Add to Library


Complain




Books language: