Тест на отцовство

Размер шрифта: - +

Глава 6

Лена

 

Я уже думала, что загадочный хозяин дома испарился, но нет, объявился на кухне, как только в доме запахло едой. Я ждала его. Боже, как же я его ждала! И не потому, что соскучилась по созерцанию его брутальной физиономии. Просто дико хотелось в туалет. А оставить детей рядом с горячей плитой в первый же рабочий день… Мне не улыбалось вылететь на улицу, потому что идти было некуда.

Когда дети наелись, я поняла: пора их укладывать. И прежде, чем Кирилл Евгеньевич успел снова сбежать, я перегородила ему путь к отступлению.

 Покажите, пожалуйста, где детская.

 Не детская, гостевая. На втором этаже… он сделал попытку обогнуть меня, но эти фокусы он мог оставить для ралли. Больше я его упускать из виду не собиралась.

 Покажите, пожалуйста, невинно улыбнулась я. – Боюсь заблудиться. И если можно, хотела бы с вами переговорить потом.

 Именно сегодня? – поморщился Кузнецов.

 Ага.

Он вздохнул и послушно поплелся наверх по лестнице.

За ужином я отчетливо поняла: он мной доволен. Более того, его облегчение, что дети ведут себя тихо, было настолько явным, что я почувствовала себя увереннее. Он понял, что не обойдется без меня. Особенно сейчас, на ночь глядя. А значит, это был идеальный момент, чтобы получить ответы на все вопросы. И я уже собралась последовать за ним, но воздух прорезал душераздирающий вопль.

 Не-е-ет! – ни с того, ни с сего заорал Марк, под корень руша мой образ Мэри Поппинс. – Не буду!

Его надо было срочно отвлечь, переключить, но пока я перебирала в голове варианты, Кирилл Евгеньевич совершил роковую ошибку.

 Немедленно прекрати орать! – прорычал он. – Ты идешь спать – и точка!

Марк замолчал. Только на мгновение, чтобы гневно глянуть на тирана, перевести дух и зайтись снова.

 Клянусь, если ты сейчас же не замолчишь, я… Я не знаю, что с тобой сделаю! – Кузнецов впал в ярость.

Крик, пустые угрозы… Кажется, он решил сделать все, чтобы мой рабочий день никогда не закончился.

 Я хотела почитать вам на ночь… Какие истории вы больше всего любите? – робко попыталась вмешаться я, но было поздно.

Большой папа сделал шаг вниз, Марк сорвался с места и ломанулся на улицу.

 Не поймаешь! – кричал он. – Я позвоню в полицию! Скажу, что ты меня избил!

От этих угроз растерялся даже Кузнецов. И его можно было понять: по документам чужой детям человек, мальчишка с синяками на коленках… Попади эта история в прессу, Кирилла бы еще долго мусолили на первых заголовках. Праймтайм федеральных каналов разрывался бы от его имени.

 Держите Софи, вздохнула я и бросилась следом.

Там было темно, влажно и страшновато даже мне. А мальчишка стремительно петлял между соснами.

 Марк! – звала я. – Подожди! Никто не будет тебя ругать… Пожалуйста…

Дыхание сбивалось, потому что физкультура не входила в число моих любимых предметов.

 Пожалуйста! – выпалила я с отчаянием. – Меня же уволят!

Это подействовало моментально. Марк остановился, обернулся и недоверчиво посмотрел на меня.

 Что, правда?

 Ну конечно! – я прислонилась к шершавому и мокрому от росы стволу, переводя дух. – Я же за тебя отвечаю! А если бы ты упал? Ударился?..

 И что? Он даже не расстроится! Ты что, не видела? Он не хочет быть нашим папой! Я же не глупый!

Я замерла, пораженная отчаянием маленького человечка, который привык быть никому не нужным. В груди защемило, хотя еще секунду назад я на него злилась.

 Ну что ты… прошептала я, опускаясь на корточки. – Это совсем не так.

 Никто не хочет! Мы хулиганы и плохие дети.

 Кто тебе такое сказал?!

 Папа Витя. И этот тоже. И мама уехала, потому что от нас у нее болит голова.

Марк смотрел на меня большими серьезными глазами, а я боролась с желанием прижать его к себе. Но кто я такая? Чужая тетя. Персонал. Поэтому просто протянула руку и погладила его по плечу.

 Не бывает плохих детей. Бывают плохие поступки, тихо сказала я. – А ты – замечательный мальчик.



Эмилия Грант

Отредактировано: 28.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться