Тётушка

Размер шрифта: - +

Тётушка

— Ну здравствуй, милая!

При этих словах, произнесенных густым бархатным баритоном, у Лели сжалось сердце. Удивительно, но до самого последнего момента она не могла поверить, что тетя Нинель все-таки приедет, что это не дурная шутка. Даже когда тетя позвонила ей, чтобы сообщить: она в аэропорту, за ней необходимо немедленно приехать и забрать из «этого места». Леля сдержанно намекнула на разгар рабочего дня и что уйти прямо сейчас ну никак не получится.

— Ну что же, милая, ты хочешь, чтобы я осталась в этом месте до конца твоего, кхм, рабочего дня?

«Рабочего дня» было произнесено с той интонацией, с какой обычно произносят «мерзкая лягушка» или «раздавленный таракан». Даже «это место» не удостоилось такого презрения в голосе любимой тети.

Леля тетю любила, иначе ничем не объяснить ее терпеливость к выходкам немолодой женщины. В прошлый свой приезд Нинель едва не разрушила отношения племянницы с «бесперспективным и, наверняка, наркоманом» Вадимом, сокурсником Лели и лучшим ее другом. Леля, тонкая, ломкая, с придыханием девушка, парням нравилась мало, а сама она на них стеснялась смотреть. Долгое время единственным предметом ее воздыханий был Джордж Клуни, пока совсем не вышел из моды. Вадим не отличался какой-то особенной внешностью. Волосы у него пепельно-русые, короткие, уши торчат как ручки у сахарницы, глаза серые, а телосложение класса «дрыщ». Зато высокий и спокойный как удав. Вадим просил Лелю делать за него лабораторные, ел ее пирожки и не обращал внимания на неловкое молчание, воцарившееся в его присутствии. Наверное, потому, что сам он это молчание легко разбавлял непринужденной болтовней. Леля искренне считала, что Вадим ее друг и не видит в ней большего. Пока однажды от него не забеременела.

Тетя примчалась немедленно, привезла денег на аборт и проклятия на голову нечестивца, посмевшего обмануть ее дорогую племянницу. Вадим деньги взял на приданое крохе, а Леле сделал предложение все в той же непринужденной манере.

Скандал был ужасный. До сих пор, вспоминая его, Леля краснела и задыхалась. Тетя разнюхала все про прошлое жениха, с кем встречался, с кем пил, с кем дружбу водил. Всплыла даже единственная история, когда Вадим попал в детскую комнату милиции. Его поймали с косяком за школой. И от тети прозвучал приговор на всю жизнь: наркоман.

«Наркоман» стойко выдержал бурю родственной любви-ненависти, исчез на время, изредка звонил, напоминая Леле не делать непоправимых глупостей. И едва тете надоело тратить ценное время на недостойных, а человеком она считалась важным, работала на руководящих должностях, вернулся и вместе с Лелей подал заявление в ЗАГС. Регистрация состоялась в тот же месяц. Леля, в отсутствие тети, немного успокоилась и родила славного, крепкого сынишку, похожего на Вадима как две капли воды.

И жили они с тех пор долго и счастливо. Леля бросила институт. Вадим перебивался случайными заработками, потом, едва малыш подрос, через знакомых устроил его в детский сад. А Леля пошла на работу, пока супруг надрывался на учебе. Посменно пекла пиццу на вывоз, работала кассиром в супермаркете, по вечерам проходила опросы на сайтах, чтобы купить учебники для любимого мужа.

В какой-то момент, Леля решила, что продолжаться так больше не может.

И тут забеременела во второй раз.

Рождение второго ребенка со стороны семьи Лели сопровождалось угрюмым молчанием. Вадим приехал на машине друга, с охапкой цветов, купленных на деньги Лели, и широкой улыбкой на лице. На следующий день он умчался, сказал, что сдавать экзамен, хотя до сессии было еще две недели.

Леля осталась дома уже с двумя детьми, и жизнь потекла своим чередом.

Маленькая комнатка в общежитии сменилась сначала на маленькую съемную комнатку, а потом малюсенькую съемную квартирку. Вадим получил диплом и искал работу «по статусу», то есть сразу начальником. А пока не нашел, бодро прожигал жизнь в компании друзей, таких же неустроенных перспективных специалистов, как и он сам.

И вот, внезапно, когда Леля отправила в садик второго сына, а сама вышла на работу, чтобы было чем кормить детей, нагрянула тетушка Нинель. Дама успешная, бездетная и безмужняя, с богатым жизненным опытом. Она слыла грозой всей маминой семьи, потому что даже бабушку, собственную мать Нинель, считала нужным поучать и лезть в ее дела.

Давно, когда Леля была маленькой, тетя Нинель рассказала маме Лели, что видела ее мужа с какой-то «пигалицей». Постепенно ее рассказы обрастали подробностями, смачными намеками и подозрениями. Оказалось, что папа Лели и в самом деле проводил как-то раз студентку, милую и скромную девушку, им было по пути. Родители развелись, Леля едва помнила отца. Нинель торжествовала всякий раз, стоило семье собраться за семейным обедом по какому-то случаю. По мнению тети, мама Нинель испортила свою жизнь связью с «тем козлом» и теперь Леля делает то же самое.

Поэтому теперь Леля с замиранием сердца целовала тетушку с морщинистую щеку. Тетя погрузнела с их последней встречи, расплылась, но губы, густо намазанные ярко-красной помадой, все также скривились, стоило Нинель окинуть взглядом племянницу.

— Пополнела ты, что ли? — произнесла тетя тем тоном, каким обычно произносят «а не обнаглела ли ты?», — Или беременна опять? Все нищету плодишь?

Лелю неприятно резануло, но она промолчала. Не начинать же встречу со скандала, да не умела Леля скандалить.

— Скажете тоже, тетушка, — защебетала она. — Наоборот, вот пару килограмм скинула.

Тетушка недоверчиво фыркнула. Леля не отличалась плотным телосложением. И даже рождение детей осело на фигуре лишь приятными округлостями.

— Скинула. Небось, жрать нечего, работаешь целыми днями, вот и скинула.



Светлана Васильева

Отредактировано: 19.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться