The dashing night. Охота на вампира

Размер шрифта: - +

Глава 10

Проснулась я ближе к вечеру, с трудом разлепив глаза. От долгого сна чувствовала себя помятой, как перезрелый помидор. Кое-как разогнав остатки сонливости, с трудом поднялась и надела халат поверх пижамы: меня знобило.

После гигиенических процедур поспешила на кухню, чтобы наконец-то наполнить урчащий желудок едой. Я была настолько голодна, что могла бы не поморщившись съесть лягушку.

Холодильник порадовал остатками былой роскоши: вчерашние роллы, японский рис с курицей. Пока разогревалось горячее, я успела почти не жуя проглотить остатки роллов, а потом набросилась на рис.

Когда еда кончилась, всерьез задумалась о добавке. Пришлось вновь звонить в службу доставки и делать очередной заказ, на этот раз я решила не скупиться: возможно, быть донором для вампира придется еще не раз.

Хоть последствия и давали о себе знать, я не жалела о своем поступке. Всю свою жизнь я исповедовала принцип «лучше сделать и пожалеть, чем не сделать и пожалеть», и не собиралась ему изменять.

Я переоделась в более приличную одежду, чтобы не испугать курьера своим видом, хотя было стойкое подозрение, что он за время работы уже повидал всякого. Тем не менее это не было предлогом, чтобы ходить чучелом. Упаковавшись в серый домашний костюм, я расчесала волосы и даже накрасила глаза. Правда, лицо оставалось бледным и помятым. Вздохнув, отложила зеркало и завалилась на кровать, укрывшись пледом.

Делать было нечего, кроме как ждать.

Заказ привезли через полтора часа, буквально перед самым пробуждением Андрея. Я как раз сидела на кухне, смакуя очередные японские деликатесы, когда он вышел из убежища.

– Ты как? – спросил он, садясь за стол напротив меня.

– Точно так, как ты и предупреждал. Сил мало, спала долго и весь день ужасно хочу жрать.

– Выстави мне счет. – Он улыбнулся.

– Без проблем.

– Я сегодня пойду на разведку.

– Один? – Я отложила бамбуковые палочки. Аппетит куда-то испарился за одно мгновение.

– Естественно.

– А мне что делать?

– Будь хорошей девочкой и сиди дома. Я вернусь ближе к рассвету. Пока меня не будет – никому не открывай дверь и даже трубку домофона не бери. Я позвоню в дверь три раза: два коротких звонка и один длинный. Даже если к тебе будут ломиться скорая, пожарные и полиция вместе взятые, не поддавайся.

– Я поняла. – Мне стало страшно.

– Не думаю, что до этого дойдет, но осторожность не повредит.

Андрей ушел через час, а я вновь улеглась на кровать, накрывшись пледом. Под декоративной подушкой лежал пистолет, но даже это не внушало уверенности.

Почему-то без вампира теперь было страшно находиться одной в собственной квартире. Я включила везде свет, но это не помогло. Попытки занять себя чтением не увенчались успехом: глаза скользили по строчкам, не улавливая смысла, так что скоро бросила и это занятие как бесперспективное. До середины ночи пялилась в пространство, прокручивая в голове одни и те же мысли.

К счастью или нет, я незаметно задремала, несмотря на снедавшее беспокойство.

Разбудил меня грохот и крики. Я подскочила на кровати и захлопала глазами, пытаясь понять, что происходит. Потом вспомнила о пистолете и нашарила его под подушкой.

Крики и нецензурная брань продолжились. Тут я сообразила, что у соседей-алкоголиков очередная разборка, и дышать стало немного легче. Я вновь легла, но не выпустила Kel-tec из пальцев. Выброс адреналина оставил после себя холодную испарину на лбу и дрожь во всем теле. Да, нервы стали ни к черту. Я не знала, от чего умру раньше: от нападения вампира или от инфаркта? Если учесть, что у меня плохая наследственность по сердечнососудистым заболеваниям, то второе куда вероятнее.

Сонливость как рукой сняло. Я долго лежала, слушая пьяный скандал этажом ниже и размышляла о том, какие все-таки тонкие в этом доме стены. Время тянулось невыносимо медленно, и я уже вся извелась, а соседи угомонились, когда прозвучал условный звонок в дверь.

Андрей увидел в моей руке Kel-tec и лишь приподнял брови.

– Вижу, ты становишься параноиком.

– Ну, плюшевого медведя нет, так что для утешения приходится класть рядом пистолет. – Мой голос был полон сарказма.

– Вижу, он тебе не пригодился.

– Я этому тоже рада. Какие новости?

– Никаких. Не знаю даже, хорошо это и плохо.

– Почему?

– Неопределенность. То ли повезло и мы не засветились, то ли мы под прицелом и крупно влипли.

– Как-то это слишком сложно… и нифига не понятно.

– Вот именно. – Лицо его было непроницаемым.

– Так что будем делать? – Я чувствовала себя страшно уставшей и мечтала лишь вернуться в кровать, чтобы наконец-то поспать как следует.



Анна KERN

Отредактировано: 16.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться