The dashing night. Охота на вампира

Размер шрифта: - +

Глава 18

Я долго рассматривала портрет мамы, находя все больше деталей, что отличали нас друг от друга: у нее волосы короче и с рыжеватым отливом, мои – темно-каштановые и гораздо длиннее; овал лица у нее более округлый, но и я могла похвастаться тем же в двадцать лет. Сияющая улыбка, которую я никогда в жизни не смогла бы даже близко изобразить, а вот в таких же как у меня светло-карих глазах (Антон когда-то поэтически называл их «янтарными») таилась тень грусти. Я вглядывалась в изображение так пристально, будто пыталась найти там разгадку.

– Расскажи о ней.

– Хорошо. Как насчет бренди?

– Не откажусь.

Вампир принес мне бокал. Я сделала большой глоток, алкоголь прокатился по пищеводу огненной волной, прогоняя дрожь.

– Спасибо.

– Я встретил Викторию почти тридцать лет назад, когда приехал сюда. Она была питомцем местного Смотрящего.

– Кого?

– Глава всех вампиров в городе – Смотрящий.

– Странное название для титула.

– Это не титул, это должность.

– Пожалуйста, продолжай.

– Ее обратили против воли, и за это она ненавидела своего мастера. Он же так хотел заполучить собственное солнце в вечной ночи, что плевал на чужие желания… Впрочем, он это делал постоянно.

– И его не остановило, что у нее есть муж и ребенок?!

– Самое интересное в том, что у Виктории не было детей до обращения. Был только жених, с которым ее заставили расстаться.

– И как заставляли?

– Внушением. Метод грязный, но эффективный. Она порвала с любимым человеком, забрала документы из института и всем сказала, что уезжает. И исчезла.

– Растворилась в ночи, – пробормотала я, понимая, что этот рассказ вместо того, чтобы проливать свет на обстоятельства моего рождения, лишь добавляет еще больше неясности.

– Именно. Когда она пришла в себя и поняла, что с ней сделали, то устроила бунт. Виктория отчаянно сопротивлялась, отказывалась пить кровь мастера, он вливал в нее несколько капель буквально силой, а она в отместку прекращала есть любую еду. Так длилось месяца два или три. Смотрящий был уверен, что сломит ее упрямство, но я смог убедить его уменьшить давление. Когда твоя мать поняла, что я на ее стороне, то немного успокоилась, стала принимать новую жизнь, чем порадовала всех.

– Всех?

– В нее были поголовно влюблены все местные вампиры, питомцы и слуги. 

– И ты?

– И я, – он произнес это просто, но за простыми словами явно скрывалось что-то большее.

– А Смотрящий?

– Он не любил в привычном понимании этого слова, он был одержим. И когда Виктория стала спокойнее смотреть на него, так обрадовался, что уменьшил бдительность и даже стал отлучаться по делам в город. В один из таких моментов Виктория пришла ко мне за помощью и попросила устроить ей побег, пообещав взамен все, что угодно. Я согласился, но не ради награды, просто ради нее был готов и не на такое. Случай представился совсем скоро: ее мастер уехал на неделю, чтобы проинспектировать свои отдаленные территории, а Виктория сбежала, прихватив с моей помощью весь запас крови, оставленной для питомцев. Формально в побеге ей помогал другой вампир из молодых – мы подставили его, оставив мое участие в этой авантюре в тени. Когда Смотрящий вернулся, гнев его был столь силен, что он убил виновника на месте, даже не разобравшись толком в произошедшем. Все сыграло нам на руку. Я участвовал в поисках наравне со всеми, не давая даже тени подозрения упасть на меня, но, к счастью, Виктория как сквозь землю провалилась. Мы искали ее три месяца, но не нашли ни одной стоящей зацепки: я постарался к тому времени и подчистил память тем людям, к кому она приходила за помощью. В итоге все пришли к выводу, что она сбежала, чтобы наложить на себя руки – лучшего объяснения не было. А через полгода после побега она вернулась сама. Бледная и истощенная, больше похожая на тень, но полная решимости выжить любой ценой. За ее жизнь боролись еще отчаяннее, чем даже искали, но безуспешно: через месяц после возвращения она угасла. И почти тридцать лет мне не давала покоя загадка, почему Виктория так отчаянно стремилась сбежать, и почему в итоге вернулась. Теперь я понял.

– Зато я ничего не поняла.

– Когда ее обратили, она была беременна, но срок был настолько маленький, что об этом никто не знал. Это и помогло сохранить беременность во время первой трансформации – обычно во время нее происходит выкидыш. Сопротивление приему крови дало шанс на дальнейшее развитие, так как обычная доза тоже привела бы к прерыванию. Ну а потом Виктория поняла, что беременна, узнала, что ее ждет здесь, и решилась на побег.

– Получается, что она нашла моего отца на побережье, там дождалась родов, а потом оставила нас и вернулась сюда.

– Именно так. Беременность и роды подорвали ее организм, и он не справился с нагрузкой вампирской трансформации, не дотянув даже до первого трехлетнего кризиса.



Анна KERN

Отредактировано: 16.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться