Тиамат

Размер шрифта: - +

21 – День, когда все изменилось

 

С самого утра Мэйт была в отличном настроении. День обещал быть солнечным, с легким, отдающим приятной прохладой, ветерком. Это любимая погода Мэйт. А после обеда она должна была встретиться со своей подругой. Любая встреча с Тиамат была для Мэйт настоящим подарком. В особенности те нередкие случаи, когда принцесса и по совместительству подруга чему-то ее учила. А ведь как раз сегодня Тиа обещала проверить то, насколько правильно Мэйт исполняет реверанс. Казалось, ничто не может подпортить этот день. Но неприятности начались уже во время завтрака. 

– Нет, Мэйт, только не сегодня, – строго отрезал Сирин. Пожалуй, даже слишком строго, что смотрелось неествественно при его постоянно веселом покрытом щетиной лице. Шел тридцать шестой год его жизни, а он по-прежнему обладал ребяческим оптимизмом, который часто раздражал окружающих. 

– Почему-у? – Расстроенно вопросила она. 

– Потому что сегодня мне понадобится твоя помощь. Мы ведь с тобой договорились еще давно. Уговор ведь нужно соблюдать, разве нет?

Желание есть полностью пропало. И каким бы вкусным она не считала мамин пирог – а его она считала вкуснейшей в мире едой – она со злобой отодвинула от себя деревянную тарелку. 

– Не понравилось? – Обеспокоенно спросила Селена, мать Мэйт. 

– Понравилось, – тихо буркнула девочка. – Но доедать не хочу. 

– Послушай, Мэйт... – ее отец значительно сбавил тон. – Разве это последний день, когда ты сможешь поиграть с подругой? Побудешь с ней завтра. А сегодня ты должна будешь быть в кузнице. Привезут новые материалы, и мне нужно, чтобы ты приняла их. Сам я не смогу, ты знаешь это.

Она знала. Знала о том, что у лучшего друга отца недавно случилось несчастье: кто-то своровал его лошадей. И сегодня ему удалось выйти на след грабителя. И для того, чтобы точно убедиться в виновности подозреваемого, прежде чем доносить на него королевским гвардейцам, защитникам городского порядка, пострадавшему понадобилась помощь друга. Что именно они намеревались сделать, ни Мэйт, ни Селена так и не узнали. Но глава семьи, пусть и потратив на это немало времени и нервов, смог уверить и дочь, и жену в том, что ничего его жизни угрожать не будет. "Мы просто кое-что проверим и кое с кем поговорим. Ничего опасного в этом нет, не волнуйтесь", – не раз повторял он им изо дня в день.

– Ты мог бы и сам отложить свои дела на потом, – все еще недовольно ответила Мэйт. 

– Нет, не могу. Мой друг нуждаются в моей помощи. А друзьям ведь нужно помогать. Вот ты бы помогла своей подруге, окажись она в беде?  

– Помогла бы, – со вздохом выдала она и сразу же поняла, что дальнейший спор бесполезен. – Ладно. Я буду в кузнице, отец. 

– Ты молодец. – Он одобрительно кивнул, грустно улыбнувшись. 

Мясной пирог из оленины источал аромат, что заполнил весь дом. Но Мэйт его так и не доела. Настроение было испорчено, и аппетит не желал возвращаться к ней.

– Я сама уберусь, – мягко сказала Селена, заметив, как Мэйт принялась собирать тарелки со стола.

Посмотрев на свою мать, Мэйт уже не в первый раз с досадой убедилась, что та выглядит гораздо старше своих тридцати. Когда-то черные волосы уже сейчас начали проявлять намеки на легкую седину, а на лице все отчетливее проглядывались морщинки. И лишь глаза, серо-зеленые, хранящие во взгляде нежность и любовь, оставались неизменными.

– Спасибо, мам, – виновато ответила Мэйт, потаращившись в сторону двери. – Тогда я пойду? Отец сказал, чтобы я была в кузнице.       

– И ты правильно поступаешь, дочка. Он рассчитывает на тебя. – Мать по-доброму улыбнулась. 

В кузницу Мэйт пошла, хоть и нехотя. Потребовалось немало усилий для того, чтобы перебороть в себе желание повернуть в сад, именно туда, где они договорились встретиться с Тиамат. Однако чувство долга перед отцом оказалось, пусть и ненамного, но все же сильнее собственных желаний. Когда она потянула за деревянную дверь и вошла внутрь, то ощутила необъяснимое облегчение. Здесь, внутри отцовской кузни, она всегда замечала внезапное повышение собственного настроения, даже когда причин для радостей было немного. А ведь их в ее жизни действительно было, как ей часто казалось, совсем мало. Ей вдруг вспомнилось то время, когда она познакомилась с той, кого позже посчитала лучшей подругой. Тиамат Ран Айрелл, принцесса, пожалуй, самого могущественного королевства в мире. Пред Тиамат были открыты все дороги. Не было совсем ничего, чего она могла желать, но не могла получить. Именно так казалось Мэйт. Поначалу было трудно дружить с той, кому приходилось постоянно завидовать. Но с каждым годом взросления Мэйт все больше понимала, что она искренне любит свою подругу, и зависть постепенно сменялась крепкой дружбой. Взирая на сухие угли в печке, расположенной в углу крохтной кузни, она могла еще долго погружаться в приятные и грустные воспоминания, если бы не внезапный стук в дверь, от которого она пугливо вздрогнула. 

– Кто это? – Вопросила она, полностью придя в себя и отбросив неуместный страх. 

– Это я, дурочка. Давай открывай! – Послышался звонкий голос друга.

С ним она познакомилась годом позже, чем с Тиамат. Мальчишку звали Конор, он сын одного из местных охотников. Семья его была еще менее обеспеченной, чем семья Мэйт. А ведь родители Мэйт, как она отлично знала, очень сильно ограничивали себя, ибо денег, которые получал ее отец, едва хватало на жизнь. У отца Конора, кормильца своей семьи, дела были и того хуже. Выслеживать дичь в ближайшем лесу становилось сложнее из-за большй конкуренции, а уходить дальше было опасно, ибо там, на востоке, водились твари, которые брали роль охотников уже на себя. Лесные тролли, толстокожие многозубы, бронеголовые кабаны, все они были гораздо опаснее, чем о них говорили. А говорили о них вещи страшные. Очень страшные. 



KIVA

Отредактировано: 27.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться