Тиамат

Размер шрифта: - +

22 – Армия Креста

 

Прошло уже более полугода с тех пор, как она стала зваться Тиамат. И теперь девчонке все чаще казалось, что пора заканчивать быть той, кем она не является. Что нужно пойти домой, к ее настоящим отцу и матери. И она так бы и поступила, если бы не странное чувство, терзающее ее уже третий день подряд. Будто что-то незримое нашептывало ей, что Тиамат еще нужна этому миру.

Она стояла у края внутренней стены внушительных размеров сооружения. Эта крепость, возведенная восемь веков назад, являлась главной защитой города Ваган, столицы Креста. Нынешняя Тиамат ничего не смыслила в военном деле, но, оглядывая эти высокие стены, толстые башни с установленными требушетами и баллистами, массивные центральные ворота, она приобрела полную уверенность в том, что захватить ее невозможно. Впрочем, точно так же считали и многие из тех, кто в военном деле понимали многое. 

Шел пятый день сбора войск для похода на Моар, самый восточный город Террора. На огромной площади внутреннего двора собрались рыцари, полководцы, наемники и многие другие воины, готовые посвятить свои лезвия единой цели, которую определял Говард Ран Айрелл. Некоторых из них Тиамат могла узнать. У основания лестницы, позволяющей взобраться на внутреннюю стену, окруженный десятью мечниками, стоял чернобородый Винсент Брама. Слух о том, что именно он убил великого боевого мага Морта Асциллиона, и о том, что сделал он это голыми руками, быстро разлетелся по Кресту. И даже сейчас многие собравшиеся тут нередко обращали на него восхищенные взоры. В могучих руках Винсента поблескивало излюбленное орудие – тяжелая секира с двусторонним лезвием из светлой стали. Невысокий, коренастый воин упирался ею в землю и лениво поглядывал в сторону ворот. Там Тиа обануржила плотное скопление копейщиков, одетых в легкие доспехи. На их фоне хорошо выделялась Валшаресс, одна из известнейших воительниц королевства, чья слава могла уступать лишь одному Киве Дескартесу. Короткие коричневого цвета волосы Валшаресс выглядывали из-под серого сфероконического шлема, а строгие черты ее лица с такого расстояния разглядеть Тиа не могла. Широкие наплечники придавали телу воительницы мужской объем, и лишь фигурный нагрудник, выделяющий женские выпуклости, не позволял принять ее за мужчину. Следующим, на ком задержался взгляд Тиамат, был Ясон. Было непривычно видеть его в доспехах, ведь обычно этот лорд носил богатые одеяния и обвешивался цепями из драгоценных металлов. Впрочем, доспехи его тоже не скрывали свою высокую стоимость: пластины имели на себе немало позолоченных рисунков, а, как показалось Тие, во лбу шлема даже засели два крупных брилланта, словно орлы в своих гнездах. 

– Открывайте ворота, мы готовы выступать! – Громогласно заявила Валшаресс. Именно она, судя по всему, и поведет армию Говарда. 

Толпа зашевелилась.

– А как же Брэвар и Маркас? – Перекрикивая звуки шагов и скрежета металла, выдал Винсент Брама. – Их войска еще не подошли. 

– Мы встретимся с ними на равнине в десяти километрах к западу, – так же громко отвечала главнокомандующая. – Оттуда вместе двинемся на Моар. 

– Понял. – Это Брама сказал уже так, что слышать его могли лишь рядом стоящие. 

Цепи натянулись, приводя механизм в работу, и громадные створки ворот начали медленно раздвигаться, издавая протяжный скрип. Воины двинулись вперед, и Тиамат с ужасом поняла, что эту армию не остановить. Их было слишком много, а ведь это еще не все: втрое больше ожидали снаружи, за воротами, и, как было слышно из короткого разговора Винсента и Валшаресс, позже к этому громадному войску присоединятся еще две армии. "Моя роль была в том, чтобы остановить это. Остановить войну. И я совсем ничего не могу сделать. Король меня не слушает...", – корила себя Тиа, осознавая, что на город Моар со всеми его жителями обрушится неудержимый ужас, к которому они наверняка не готовы. Да и разве возможно подготовиться к такому? Уж в этом девчонка сильно сомневалась. До нее уже добрались слухи о том, что король Харви теперь властен над драконом. Девочка никогда не видела драконов, но слышала о них немало. Например, то, что всего одна особь способна крушить крепости и уничтожать сотни солдат. Но видя нынешнюю армию Креста, ей слабо верилось в то, что существует на свете тварь, которой под силу справиться с таким напором.   

Громкий топот тысяч стальных сапог не прекращался, а море закованных в железо людей во внутреннем дворе понемногу уменьшалось, вытекая наружу через открытые ворота. 

– Я хочу поговорить с отцом, – требовательно сказала она, повернувшись к сорокалетнему усатому мужчине в легкой кольчуге и с длинной алебардой в руке. Его звали Лотус, и его приставили к ней в качестве телохранителя. 

– Ваш отец сейчас занят, моя принцесса, – ответил он почему-то виновато. – Может быть, лучше навестите его позже? 

– Нет, я хочу увидеть его сейчас, – настоятельно заявила она, вобрав в себя последние надежды на то, чтобы отговорить Говарда от войны с Террором. Если сейчас она Тиамат, то она должна остановить это. Спасти многих невинных людей. Еще не поздно. 

– Боюсь, я не могу выполнить этот приказ, принцесса. Король просил не беспокоить его. У него важная беседа. 

– И с кем же у него такая важная беседа, что даже меня он не захочет принять сейчас? – Ее голосом овладело нарастающее раздражение. 

Лотус хотел соврать. Должен был. Но ее взгляд смог сделать невообразимое: испугать его, великого воина. Это было короткое мгновение, но Лотус успел ощутить на себе непривычное давление безысходности. Словно она непременно раскусит любую его ложь. Ему даже показалось, что она заглянула не только в его глаза, но и в его душу. Просверлила насквозь. Он испытал то, что не так давно испытывала она, когда на нее смотрел Кот.



KIVA

Отредактировано: 27.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться