Тигр

Размер шрифта: - +

Глава 21

Ранняя весна началась внезапно безбрежно чистым небом, ручейками растаявшего посеревшего снега, веселой капелью с крыш и оглушительным щебетом воробьев. Она проросла в их взглядах и венах, заставляя стремиться друг к другу каждое мгновение. И даже короткое расставание  становилось мукой, даже короткий поцелуй лишал разума...

Уже к лету подобное умопомешательство принесло свои плоды...

− Олег.

− Да?

− Я тест только что сделала...

− Что за тест, котенок?

− На беременность.

Его руки, секунду назад усердно дубасившие боксерскую грушу, безвольно опустились вниз:

− И какой результат?

− Положительный.

− Точно?

− Угу.

Олег перевел забившееся дыхание и уткнулся лбом в тяжелый подвесной снаряд.

− Олег... ну, скажи что-нибудь!

Подняв на Иру тяжелый взгляд, он ожегся о ее растерянность:

− Прости...

− Я не это хотела услышать.

Оглушенный, он подошел к девушке, прижал ее к себе и с горечью поцеловал в лоб:

− Ты как себя чувствуешь?

− Да нормально. Срок еще очень маленький...

− Ты его хочешь?

− Ребенка?

− Да.

Ира потупилась и, сцепив пальцы, утвердительно кивнула головой:

− Он наш…: твой и мой. Разве можно его не хотеть?

− Действительно... Ладно, как скажешь, так и будет, котенок. Как скажешь, так и будет... В конце концов, я когда-то обещал тебе дочку. Верно?

− Угу.

Сощурившись, словно от боли, Олег, зарылся лицом в ее распущенных волосах.  Боже, что же делать? Ведь он, как не бился, все равно не смог найти себе нормальную работу. Пребывание на зоне было равносильно заболеванию проказой, и прежде, чем он открывал рот, дабы доказать свою профпригодность, ему поспешно указывали на дверь.  Каждый такой отказ становился очередным маленьким гвоздем, забитым чужим равнодушием в крепкий гроб его надежды. Каждый настороженный, полный недоверия взгляд − тяжким бременем, ложившимся на его плечи.

Дойдя до определенной границы своей гордости, через которую он не переступал, даже будучи заключенным, Олег перестал по собственной инициативе сбивать пороги потенциальных работодателей и возложил эту миссию на державу. Впрочем, с помощью биржи труда, удавалось кое-как перебиваться временными заработками, чтобы быть для Иры если не надежной опорой, то, хотя бы, не обузой. Весенняя очистка территорий городских скверов и парка, посадка саженцев в лесхозе, подвязка и купирование рассады в теплицах где-то у черта на куличках... Он ничем не брезговал, лишь бы хоть как-то убежать от ощущения собственного бессилия.

А теперь, вот, ребенок...

− Сейчас я быстренько приму душ, мы позавтракаем и пойдем гулять. Согласна?

− А ты разве сегодня дома?

− И сегодня, и завтра, и послезавтра я весь в вашем, мадмуазель, полном распоряжении.

− Я тебя люблю.

− И я тебя, котенок... А знаешь, что?

− Что?

− У меня к тебе просьба.

− Какая?

− О! Большущая! Стой здесь... Нет, лучше пошли в спальню.

Ира, ничего не понимая, последовала следом за взволнованным Олегом и молча наблюдала, как он, забравшись в шкаф, стал переворачивать все вверх дном на полке с рубашками.

− Клад ищешь?

− Почти… Где ж я его?..  Ага, вот! Ох... Так, собрался − и в бой...

− Что ты сказал?

− Не обращай внимания − это я сам с собой веду мирную беседу. Так садись... Нет, лучше стой.

− У тебя все нормально?

− А это зависит от тебя... Вообще-то я хотел раньше это сделать, но все как-то момента подходящего не находил… или попросту трусил…

Улыбнувшись, Олег раскрыл перед Ирой ладонь и представил ее обозрению ажурное золотое колечко с россыпью сверкающих капель аквамарина:

− Выходи за меня.

− Ой!

− «Ой» − это «да» или «нет»?

− Конечно, да, глупый! Да, да, да!!! Но зачем ты так тратился?..

− И вовсе я не тратился! Наш семейный бюджет в целости и сохранности, мой адмирал!

− Но как же…

− Женщина! Если муж приносит домой мамонта − не спрашивай, где он его раздобыл, а просто бери и жарь на костре! − браво продекламировав это, как лозунг, он уже полушепотом ласково добавил: − Ну же, примерь.

Надев украшение на безымянный пальчик, Ира выставила вперед руку и залюбовалась игрой света на его поверхности.

− Класс!

− Нравится?

− Угу!!!

− Ну, все − если «угу», то я могу быть спокоен! Теперь, котенок, пошли-ка завтракать.

− Ты же вроде в душ собирался?

− Точно! Тогда… пошли-ка в душ...

Через неделю, когда Ире зачем-то понадобился паспорт, она достала со шкафа большую шкатулку, где завсегда хранились все их с Олегом документы и мало-мальски ценные вещи: ее золотые серьги, серебряный кулон-иконка, несколько колечек и браслет с эмалью, да его нательный крестик на золотой цепочке − подарок крестного отца, который уже лет двадцать, как уехал где-то на Дальний Восток. Перебирая все эти сокровища в поисках своего паспорта, она вдруг обнаружила отсутствие вышеупомянутой цепочки. Крестик Олега, вот, был, а цепочки не было... То, что он ни с того, ни с сего одел ее и отправился с самого утра на стройку таскать кирпичи, было весьма маловероятным, значит...

Она посмотрела на свое обручальное колечко  и тяжело вздохнула: «Ох уж мне эти мамонты…»



Алекс Варна

Отредактировано: 28.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться