Тигрица

Размер шрифта: - +

Глава четвёртая

Громкие голоса и звон оружия вырвали из тяжёлого сна.

- А ну, вставай!

Клетку сотряс удар. Мей вскочила на ноги, ударившись головой об невысокий потолок.

- Смотрите, как подпрыгнула, - хихикнул полноватый стражник с гнилыми зубами. Форма на нём принадлежала королевскому двору, но была полностью белой – на круглом животе щерил зубы в оскале бледный дракон. – Свежее мясо!

От сильного толчка Мей упала на колени, до крови ободрав их об доски. Довольный проделкой одноглазый стражник убрал копье, которым он ударил её. Девушка стиснула зубы, обещая себе отомстить при случае. Помещение заполонили солдаты королевской армии. Деловито и равнодушно вытянули за цепи Мей и надели на шею деревянные колодки, не обращая внимания на проклятия. Потащили по крытой галерее, наподдавая по рёбрам, стоило замешкаться. Из-за цепи, сковывающую ноги, пришлось семенить.

Когда она вывалилась во двор толпа встретила возмущёнными криками, тухлое яйцо разбилось об голову и стекло по волосам. Град из гнилых овощей и камней больно забарабанил по плечам и спине.

- Убийца! Сдохни!

Щерились в крике рты как тогда на арене. Только вместо приветствий проклятия, вместо цветов – комья навоза и камни. Быстро же испарилась народная любовь.

Над головой громыхнуло. Ветер подхватил подол женских платьев, швырнул в лицо пыль с земли. Запахло надвигающейся грозой.

 Её впихнули в ещё одну клетку, только на колёсах, толкая и пиная, словно она вдруг перестала быть человеком, будто она животное какое. Внутри было несколько человек, но Мей не обратила внимания, слишком подавленная происходящим.

- Какая крепенькая, - хлопнул по ягодице одноглазый, приковывая цепь к телеге. Уже отойдя на несколько шагов, обернулся и чмокнул губами воздух.

Внезапно толпа утихла и подалась назад.

- Генерал! Непобеждённый Генерал! – раздались несмелые выкрики.

К клетке, чётко печатая шаг, шёл Лонгвей во главе процессии – свежий и бодрый. Богатая одежда в несколько слоёв подчёркивала широкий размах плеч. Генерал светился силой и уверенностью, принёсшую ему победу во всех боях. За ним следовала разодетая свита, с тревогой поглядывая на потемневшее небо. 

Губы князя брезгливо скривились при виде мусора, он аккуратно переступил гнилое яблоко. Подошёл к клетке, притянул её за колодку на шее, отчего голова у Мей мотнулась, а прикованные цепью руки напряглись.

- Боги посмеялись, вложив твой дух в женское тело. Такое упорство подобает лишь мужчине, - сказал князь тихо. Из прорехи между облаками появился солнечный луч и нырнул в карие глаза, осветив зрачок до самого дна. Подбородок, словно высеченный из камня, чуть выдался вперёд. – Моли меня, и, может, я заменю твое наказание на более мягкое.

- Молю тебя, - так же тихо ответила Мей, - не сдохни раньше времени, дождись, когда я выберусь из тюрьмы – и мы с тобой поквитаемся.

Ударила молния в дерево неподалёку от них. Женщины завопили в ужасе. Часть горожан испарилась.

Лонгвей улыбнулся, восхищённо покачал головой. Махнул рукой, и процессия тронулась, осыпаемая грязью и оскорблениями. Их везли нарочно медленно, и горожане пользовались этим. Охнула женщина в углу клетки, оттёрла кровь на губе. Мальчишка, бежавший за ними, счастливо засмеялся – удалось-таки попасть хоть в кого-то камнем.

Приговорённые сидели сгорбившись, закрыв голову руками. Мей не выдержала и, подхватив репу, метко бросила им в мальчишку. Тот споткнулся и упал. Женщина благодарно улыбнулась.

У городских ворот, где их оставили в покое, первые капли смочили дорожную пыль. Небо сердито ругалось грозовыми раскатами. Запах листвы и влажной земли сменили запах нагретых на солнце черепиц и вонь сточных канав. Телега медленно ползла по дороге, проваливаясь в мелкие ямы. Стражники ехали себе, не обращая на них никакого внимания, и Мей пригляделась к спутникам.

Их было трое – одна женщина и двое мужчин. Между собой не разговаривали, даже отвернулись друг от друга. Один из них, больше похожий на зверя нечёсаными космами и неопрятной бородой, казалось, всё не мог найти покоя. Глаза бегали по клетке, по стражникам, по дороге не останавливаясь ни на миг. Подрагивающие пальцы беспокойно перебирали край одежды, почёсывали слезящиеся глаза, копались в волосах.

Второй апатично следил за птицами, кружащими в небе. Его шею тоже украшали колодки.

Женщина средних лет была маленькой и хрупкой. Спутанные волосы бесстыдно падали на изорванное платье, не сдерживаемые ни косой ни платком. Тонкие черты лица скрывал слой грязи. Она поймала взгляд Мей и нерешительно улыбнулась.

- Меня зовут Сиам, - еле слышно сказала она и испуганно покосилась на мужчин. – А тебя как?

- Тигрица она, везут в тюрьму, чтобы хвост обкорнать, - захихикал бородатый.

- Как думаешь, Безумный, сколько она мужиков выдержит за раз? Спорим больше, чем эта дохлятина? – подал голос второй, всё так же не отрывая взгляда от птиц.

- Ты не прав, не прав, нееет, - мотал головой бородатый, в чьих глазах и вправду плескалось безумие, – бесхвостая она уже не тигрица. Так, кошка облезлая, - и опять мелко захихикал. Затем стал биться головой об прутья – Кошка! Кошка!



Аделаида Мендельштам

Отредактировано: 17.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: