Тигровый глаз 1 том: Пророчество о солнечном викинге.

Размер шрифта: - +

20 Глава - Страшишься того, чего не знаешь.

          Музыка и смех слышались за дверью, когда я приблизилась к ней. Двое стражников, облачённые в кожаные кирасы поверх светлых длинных рубах, не окинув меня взглядом, машинально распахнули резные деревянные двери, открывая мне проход в предполагаемый «Содом и Гоморра». Мои коленки от чего-то стали трястись, словно мне предстояло выступать на публике. Мариа̀м, увидев мою нерешительность, начала приглашать меня войти и убедительно говорила, что меня уже ждут. Вздохнув поглубже пару раз, я всё же взяла себя в руки и вошла.

      Музыка словно стала тише и взоры всех устремились в мою сторону. Я почувствовала, как раскраснелось моё лицо, и стала поправлять свои распущенные волосы, утыканные по наставлению Мариа̀м «милыми розочками». Девушка, обогнала неуверенную меня и повела к столику напротив Стайнульва, который делал вид, что ему совсем неинтересна моя персона и наслаждался щебетанием свой фрейлины Ясмины. Моё присутствие, конечно же, заметила эта ехидная дамочка и старалась в эти моменты сконцентрировать всё внимание своего Господина на себе.

            Струящиеся полупрозрачные шторы были увешаны повсюду и красиво обрамляли мраморные белые колонны, между которыми за низенькими деревянными столиками на больших вышитых подушках расположились несколько девушек. Они неприлично громко стали перешёптываться друг с другом, обсуждая мою внешность и само моё присутствие здесь. Я и сама чувствовала себя не в своей тарелке, словно белая лилия в огромном букете бордовых прекрасных роз, раскинула свои длинные лепестки и рвалась наружу.

            Против желания Мариа̀м, я в кое-то веки решила выбрать более скромный пуританский наряд из двух предложенных мне служанками. Вместо голубеньких полупрозрачных шаровар с коротким топом, который непременно оголял бы мой плоский животик, я выбрала шифоновое розовое струящееся длинное платье. Мариа̀м всем видом показывала свою заинтересованность в голубом наряде и указывала мне, что именно он будет сенсацией моего сегодняшнего выхода в свет на арену восточной Каффара̀кии. По её мнению, он должен был вызвать положительные чувства её Господина и закрепить моё положение в его персональном гареме.

            Но, сейчас я не планировала сильно выделяться из толпы, создавая ещё больше злых и завистливых взглядов, учитывая, как на меня отреагировала главная фаворитка Стайнульва в Подвале для наказаний.

            Поэтому выбранная мною одежда вполне удовлетворяла всем моим требованиям на сегодня, закрывая шею и руки, и не провоцируя никого.

             Изучающие незнакомые взгляды, направленные на меня, смущали и вводили в оцепенение.  

            Я испугалась? Нет, мне было неловко! Моё состояние показывало не только лицо, но и походка приобрела движение «железного человека», словно все мышцы окаменели и не хотели меня слушаться.

            Каким-то чудом Мариа̀м всё же довела меня до конечного пункта и усадила лицезреть обычный вечерний ужин Конунга восточной Каффара̀кии.

            Я ведь и не знала, что Стайнульв – это Конунг другой страны. Почему Радогар или Кирим мне об этом ничего не говорили. Да и вообще, они старались мало, что говорить мне. Почему они это скрыли от меня?

       Мои мысли опять отдалились от реальности, пытаясь проанализировать предшествующие события, пока в зале не заиграла красивая восточная мелодия. Девушки, сидевшие по левую руку от меня, как курицы повыскакивали со своих насестов и под ритм дарбука (небольшого барабана) стали грациозно двигать своим телом, пытаясь произвести впечатление на своего Господина, который в этот самый момент определённо на них не смотрел. Танец девушек был гармоничным, словно они каждый вечер практиковались в своих телодвижениях, с каждым разом улучшая свои навыки. Движения напоминали восточный танец живота, только разница с моим представлением из прошлой жизни этого танца был сам живот. Мои одноклассницы просто как сумасшедшие с огромным рвением мчались на занятие восточного танца, а на переменках показывали своё умение двигать худыми тельцами. Их танец несравним с плавными движениями здешних куриц, у которых пухлые животики показывали самоназвание танца, превращая его в искусство.

           Я заловила себя на мысли, что пристально наблюдаю за красивыми движениями танцовщиц, что аж открыла свой рот. Напротив, все остальные были так увлечены собственной персоной, что то и дело метали таинственные взгляды на Конунга, желая привлечь хоть долю секунды его драгоценного внимания.

           Когда девушки закончили крутиться в ритме танца, я не удержалась и совершила опрометчивый поступок, захлопав в знак восхищения в ладоши. На что все изумлённо посмотрели на меня и даже сам Стайнульв нашёл время бросить высокомерный взгляд в адрес моего стола. Девушки, напротив, заулыбались и сделали мне пару реверансов в знак благодарности. С шумным визгом и хихиканьем они завалились обратно на свои места и то и дело поглядывали на меня.

     - Вы так божественно танцевали! – с восклицанием выпалила я уставшим участницам танца живота.



Василиса Дымова

Отредактировано: 16.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться