Тигровый глаз 1 том: Пророчество о солнечном викинге.

Размер шрифта: - +

22 Глава - Чудо.

         В Храме Тьмы, напоминающий склеп, повисла гнетущая атмосфера, словно кого-то застали в совершении жестокого преступления.

         Радогар смотрел на меня наполненными злостью глазами, ярость бушевала в нём. Был ли мой поцелуй шоком для него или мой опрометчивый поступок помочь его врагу очнуться злило его. Он чувствовал ядовитую боль, которая съедала его живьём. Мне казалось, что изваяние богини Эйдис начнёт трескаться от сильной хватки Ярла. Почему я не видела, как он пришёл сюда. Он искал меня? Множество вопросов тревожило мои мысли.

          После обезвоживания магии мои силы были на исходе, всё кружилось словно в тумане. Той магии, что поглотил Стайнульв, было достаточно, чтобы очнуться от холодного смертельного сна, вздохнуть свежим воздухом, насколько он был свеж в Храме Тьмы. Но недостаточно, чтобы открыть глаза, встать с каменного ложа, подойти ко мне, прижать к себе. Он любил меня. Я чувствовала это всеми мурашками своего тела. Может, он и не умел это показывать, как привыкли у нас в любовных романах, он делал это по-своему. Он был настойчив и желал меня получить, неважно, кем я была. Даже если бы я была никем, он готов был сделать из меня королеву. Он чувствовал меня как зверь, вдыхая аромат моего тела, так же как я была одурманена его запахом. Но я ведь не зверь. Почему же мне так не хватает его дыхания. Именно здесь я почувствовала, как не хочу, чтобы он умирал.

          Вспоминая его отчаявшиеся глаза за воротами Потустороннего мира, его грустные очертания лица, моё сердце сжималось. Он уже не надеялся, что выберется из Тьмы. Когда он задел мою щёку своими волосами, меня передёрнуло, словно он выдал мне информацию из своего прошлого, импульсами проникая в подкорку головного мозга. Магия, которая была подвластна каффаракийцам, была тёмной, не похожей на светлую огненную страны Манура̀кии. Маги призывали Га̀рмов и других существ тёмной стороны. В природе восточной Каффаракии была заложена охрана врат Потустороннего мира. Управлять тёмной магией уже было большим испытанием, но жить в кромешной тьме не было идеологией этого народа.

          Можно было понять, какая ненависть была между двух народов, словно белое борется с чёрным, заставляя того отбелиться. Тёмная магия в априори считается всеми зло. А если ещё и рассматривать скверный поступок отца Стайнульва – управлять единолично миром, раскрыв тёмные врата для себя одного, который впоследствии повлёк пятнадцатилетнюю войну. После этого народ Каффара̀кии будет порицаться ещё не одним поколением.

                Оступившись однажды, возможно ли быть прощённым?

           Стайнульв пытался исправить ошибки прошлого, пытаясь запечатать своей тёмной магией врата Потустороннего мира, но пострадал сам.

            Сидя на каменном полу, я закрыла свои уши и словно зритель в немом кино смотрела, как ругались Ярл Гѐрхард, защищая своего племянника от Радогара и Кирима. Стайнульв был без сознания, но уже дышал. Я внимательно смотрела, как поднимается его грудь. Чувствовал ли он, что я здесь рядом? Знает ли он, что я прикоснулась к его губам?

              Я непроизвольно дотронулась до своих губ и провела по нижней губе своими пальцами левой руки. Казалось, что они ещё тёплые от необыкновенного поцелуя. Посмотрев на пальцы, словно на них должны были остаться частички моего зверя, я сомкнула их в кулак и прижала его к сердцу. Сердце стало учащённо биться, к лицу прильнула краска стыда за увиденную всеми мою слабость.

       Никто не замечал моё состояние. Все были поглощены отстаиванием своей правоты. От кровопролития двух стран останавливала только богиня, крепко схваченная Ярлом Манура̀кии.

            - Не надо ругаться, остановитесь! Возродите богиню! Ей ведь больно! – закричала я, насколько хватило моих сил, и из меня вырвался ослепительный всплеск света, погружая всех в мерцающие искры.

        Изваяние, которая ранее держал Радогар, стала расти на глазах. Все опешили! Жрецы изумлённо отходили, не ожидая такого эффекта. Ярл Манура̀кии отбросил подальше мерцающую в моём свете, увеличивающуюся в размерах деревянную девушку. Деревяшка стала выпускать корни, расширяясь в объёмах, и проламывать каменный пол под собой. Толстые извилистые корни в считаные секунды заполонили весь зал Храма Тьмы. Все мои мерцающие искорки света в мгновение приподнялись в воздух и зависли, словно всевышний нажал на пульте кнопку «стоп».

             Вот тут всех и накрыла паника. Жрецы со своими тёмными псами бросились бежать в сторону выхода. Радогар схватил меня на руки и метнулся в другой коридор, не по которому я прибыла, видимо, на выход. Я старалась разглядеть, где Стайнульв, но из-за растущего дерева и мерцающего обволакивающего облака в воздухе, ничего толком не увидела. Унесли ли моего зверя подальше от бушующей стихии? Наверняка ушли тем путём, что я пришла. Кирим бежал следом за нами, ошеломлённый случившимся.

               Похоже, сегодня я всех удивила!

             «Ты как ключ ко всем мирам, обладающая огромной силой» - крутились слова мага из Гильдии магов у меня в голове.



Василиса Дымова

Отредактировано: 16.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться