Тигровый глаз 1 том: Пророчество о солнечном викинге.

Размер шрифта: - +

8 Глава - Ненавистный сарай

       Утро меня встретило яркими солнечными лучами, пробивавшимися в тайне ко мне через щели в двери сарая, им были не подвластны указы Ярла. Теплые нити света скользили по помещению, показывая места закрытые от глаз простого человека.

       Я потянулась на мягком пушистом сене и огляделась. Лисенок, которого я видела ночью, исчез, даже напоминание о его пребывании не осталось.

      Может он мне показался. Было бы замечательно иметь друга лисенка! Мои родители никогда ранее мне не заводили животного, говоря, что за ним нужен серьезный уход или они недавно сделали новый ремонт в квартире. Все мои упрашивания завести друга ничего не давали. Они предлагали меня сводить в гости к соседке, которая обладала очень плохим примером заводить животное. Она любила кошек и подбирала их на улице замерших, голодных или просто выброшенных и ни кому не нужных. В её квартире на первом этаже всегда пахло кошачьим запахом, но похоже только она единственная из всего подъезда этого не замечала. Я предлагала родителям помочь бедной старушке облегчить её страдания и забрать себе одного черненького котенка, но родители были непреклонны.

       Скорее всего, это был сон, решила я и отправилась исследовать сарай. Мне определенно хотелось выйти на свежий воздух, уйти подальше от южной крепости Халлстеинн и не иметь ничего общего с семейством Ярла, его слугами, и стражниками.

            За сеновалом я нашла деревянный стеллаж с садовым инвентарем, аккуратно разложенным по полкам, и несколько лопат и грабель, облокотившихся о стену сарая. Я схватила штыковую лопату с деревянным черенком и решила копать подкоп. Для этого мне нужно было вырыть яму ориентировочно глубиной полтора метра рядом со стеной, а затем, убедившись, что стена не зарыта так глубоко, начать рыть штольню бок. Учитывая, что кормить меня не планируется и я сама по натуре очень слабая, то вариант рыть подкоп не подходит. Тем более что земля, на которой стоял сарай, оказалась каменистой и взятая мною штыковая лопата не собиралась втыкаться в твердую почву. Поэтому лопата с размаху полетела в тот стеллаж, где я её взяла.

        Считают, что человек может прожить без еды около трех месяцев, но при этом нужно обязательно пить воду. От обезвоживания человек умрет через три дня, то большая вероятность, что через три дня меня не станет. В результате в сарае на мягком сеновале родственнички Ярла найдут мое исхудавшее бесчувственное тело. Представляю, горестное лицо Ярла, на коленях оплакивающего меня и мучающегося угрызением совести, готового прильнуть к моим бледным синюшным губам, воскрешая меня. Он наверняка очень хорошо целуется и по любому местные девушки пороги южной крепости Халлстеинн оббивают, и наверняка каждую кормит молоденьким барашком. Ненавижу!

            Из взбешенного состояния меня вывел знакомый голос, прильнувший к щели сарая и подзывая меня:

         - Василиса, это я Кирим!

         - Кирим! – обрадовалась я и подбежала к дверям сарая, которые неплотно закрывались на засов, оставляя щель в размере около двух сантиметров, - Я так рада, что ты жив! Я все спрашивала и спрашивала о тебе, а они ничего толком не могли сказать, - затрещала я как стрекоза.

       - Со мной все хорошо! Я долго был без сознания, но лекарь Готтфрид поставил меня на ноги. Говорили, что я был между жизнью и смертью, - голос Кирима был хрипловатым от полученного ранения, - Стайнульв чуть было не придушил меня тогда на дороге. Меня спас Ярл Мануракии и его войны.

            Щель дверного проема, через которую мы разговаривали, не позволяла увидеть мне те синяки, оставленные Стайнульвом на шее Кирима, но хрипота, периодический кашель и частые остановки между словами, говорили о серьезной травме.

       - А, как Ярл узнал, что нам грозит опасность? Он ведь не всевидящий! – спросила настойчиво я.

       - Во время схватки со Стайнульвом, я подал сигнал бедствия, указав место нашего расположения. Дальше все зависело от помощи. Ярл сам решился спасать нас и получил серьезную травму: у него рассечена бровь и сквозная рана на теле от Дикого ледяного меча Стайнульва. Но и сам волк Монкантеров пострадал сильно: войны Ярла всадили насквозь в его грудь десятки огненных стрел, но он смог скрыться в дымящемся портале. Я не думаю, что после этой битвы он выжил! Пять теней волка – стражники Стайнульва, Ярл самолично умертвил, - говорил неспокойно мне Кирим.

     Затем Кирим замолчал, прокашлялся и просунул сквозь щель дверного проема свои сильные пальцы. Я дотронулась до них, таких теплых и родных, и сжала в своем маленьком кулачке.

      - Мне сказали, что Стайнульв смог только вытянуть из тебя магию защиты, искажающую сущность, поэтому ты жива. Я не знал, что ты девушка, - неловким голосом прошептал парень.

    - А это, что-то меняет? Разве важно быть парнем, а не девушкой? – спросила тихо, но встревоженно я.

          - В этом мире не все так просто и девушки здесь имеют определённые границы дозволенности. То, что кажется тебе привычным из прошлого мира, не приемлют здесь, не примут верховные оракулы, - пытаясь убедительно донести до меня, с хрипотцой говорил Кирим.



Василиса Дымова

Отредактировано: 16.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться