Тихий шёпот Бездны.

Размер шрифта: - +

Глава 7

       Погружённый в себя, я попирал сапогами границы Пустоты.

     Мои глаза щурились от вздымающейся пыли и сухого ветра, а мокрая ладонь отчаянно сжимала эфес пристёгнутого меча.

   Ржаво-красная пустошь, чем-то похожая на марсианские пейзажи, резко обрывалась через несколько шагов зияющей пропастью, с крутящимися воронками и угрожающе зависшей над нею махиной острова.

   Лопнув мыльным пузырём, призванный мною дракон развоплотился, и я пребывал в одиночестве, таком же бесцветном, как и лопасти гибельного вихря. Унимая дрожь в коленях, я просто стоял и выжидал, понимая, что не останусь незамеченным.

       Секунды ползли как улитки.

   Я ощущал себя крошечной песчинкой в космических песочных часах, существующей до момента, когда хозяин перевернет стеклянные колбы верх тормашками, и начнётся последнее падение в бездонную пустоту. Ту самую пустоту впереди, над которой так грозно шелестели безжизненные смерчи.

       Объятый страхом перед роковой минутой, я невольно думал о Старших.

       Лишь однажды до этого мне довелось посетить их мрачный Оплот.

     В тот день меня на три века связали Высшим Принуждением. В тот день из меня вытряхнули демоническую силу, и забросили на Землю исполнять трижды проклятую Службу. В тот день я познал глубины несравнимой ярости. И теперь, глядя на величественные башни, похожие на зубья серебристо-чёрной диадемы, я неистово злился… и так же сильно боялся.

     Тогда я проник в Цитадель, пройдя сквозь портал, созданный Знающими. Теперь, было бы смешно надеяться на прежнюю щедрость. Наоборот, мне надлежало стать зрителем жуткого спектакля, полного зловещих теней, морового поветрия и стонов призраков. Я понимал: представление отведено бедолагам, угодившим в нешуточную опалу. Может как напоминание тщетности их бытия, может для демонстрации силы. Кто знает? Ну а сегодня оно должно было быть сыграно и в мою честь. И это действовало на меня похлеще чёртовых угроз!

       Глядя на Цитадель, и дожидаясь непонятно чего, я неожиданно подумал о Бездне. Я не входил в число Великих Посвящённых, ибо набрался отваги посетить Источник Забвения лишь единожды, но даже мне хватало знаний понять – то, что крутилось и бесновалось сейчас за обрывом, не принадлежало энергиям Бездны. Это злобное и мощное колдовство породили Тёмные Владыки.

     Мои мысли разматывались шёлковыми нитками, уводя к далёким уделам сознания. Но мне не дозволили выяснить, куда же в конечном итоге они бы меня привели.

     Тёмная лодочка медленно плыла сквозь шторм пустоты. Невидимая сила несла её в воздухе, приводя в безмолвное скольжение.

      Высокая, угловатая фигура в балахоне управляла ею, держа в руках, тускло светящийся посох, и нос судна непреклонно сворачивал в мою сторону.

      Когда она приблизилась, я разобрал, что судно небольшое, вряд ли больше ялика, с острым носом и округлой кормой. Перевозчик стоял прямо и недвижно, кутаясь в поношенный плащ. В рассеянном свете жезла блестел огромный хищный клюв, из-под натянутого капюшона синими корундами горели две пары овальных глаз. Птичьи лапы сжимали инкрустированную палку, испускающую неверное сияние.

      «Харон, что перевозит души через воды Стикса, только в птичьем обличии, - невольно сравнил я. - Возможно, земные мифы не так уж и аллегоричны. События, просочившись из мета-реальностей, обрастают вымыслами в далёких мирах, и вот тебе новое предание…»

     Ялик бесшумно остановился, уткнувшись носом в край осыпающейся земли. Существо подняло жезл повыше, будто подслеповато изучая пришельца, а затем по-вороньи прокаркало:

     - Входи в лодку.

   Я замешкался на секунду, но потом занес ногу над бездной, и с дрожью дотянувшись до кормы, переступил в лодку. И привычный мир померк. Небо почернело над головой, будто ночью, сероватая пелена заволокла все вокруг. Заунывное пение, а может трагическая мелодия стенаний, приглушённо зазвучала за бортом. Я воздал хвалу Богам, что путь продлится недолго, иначе намечался явный риск свихнуться от адской какофонии.

   Взглянув на перевозчика, я только вблизи разглядел, во что именно он облачён. Огромные сложенные крылья охватывали его фигуру, создавая ощущение просторных, грязно-бурых одежд. Руки ему заменяли когтистые лапы, обтянутые сморщенной, гусиной кожей. Ленточный капюшон скрывал птичью голову, и я готов был биться об заклад, что большая её часть покрыта перьями.

     - Не высовывайся за борт, - предупредила птица.

     Я с трудом отвел взгляд от черно-белого мельтешения, похожего на то, что бывает в сломанном телевизоре, и тихо поинтересовался:

     - А если высунусь, что произойдёт?



Dennis Lime

Отредактировано: 20.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться