Тиран на замену

Размер шрифта: - +

Глава 8: Мертвый щеночек

Недалеко от спальной комнаты тоже была темная ниша, и сейчас в ней клубилась тьма. Я вздрогнула и поежилась, от накатившего морозца, собираясь поскорее уйти... куда-нибудь. Меня не волновало куда, только бы сбежать от неприятного ощущения слежки. Только повернулась к той нише спиной, как ноги отказались слушаться? Кукловод? Обернувшись, поняла, что это был не он, а мой страх и ужас.

Из клубящейся тьмы появилась бледная мускулистая рука Вольсхого и поманила меня к себе. Неужели?.. Мог ли?.. Он не мог подслушать разговоры во время собрания! Тогда он уже узнал, что я проболталась, да? Тогда мне точно не следовало слушаться и подходить к нему, чтобы Сарон не выбежал на мои крики. Если хотя бы один вообще будет... Медленно отступая, я делала маленькие шажки назад, готовая вот-вот рвануть в противоположном направлении.

Тьма метнулась ко мне раньше и облетела меня, сковав ноги в два счета и поднявшись до спины стеной. Отступать больше было некуда. Вольсхий игрался со мной, как хотел, и сейчас он впервые показал себя того, какого я знала шесть лет назад. В нем все еще живы легкомысленность и жажда наживы, как и желание вести развлекательный досуг, а не обременительный быт. Стремление к власти объясняло его становление ректором академии, ведь адепты – будущее империи, которое он мог взять в свои руки.

– Не пугайся. Есть короткий разговор, – прошептал Вольсхий, и его тьма потянула меня в нишу. Там загорелась цветными огнями арка потайного хода, и каменная кладка камешком за камешком исчезла, пропуская нас в другой коридор. – Много времени он не займет.

Вот только никакого коридора за аркой не было. Крохотное помещение было больше похоже на подсобку для хранения тряпок, ведер и швабр. Вольсхий стоял на расстоянии вытянутой руки, несмотря на то что я отдалилась от него по максимуму, вжавшись в закрывшуюся за мной арку.

– Что вы от меня хотите, монрес ректор? – попытка удержать самообладание трещала по швам, готовая вот-вот провалиться. – Я не... Ничего...

– Пытаешься бунт против меня поднять? Не ты ли надоумила любовничка? – по-хамски поинтересовался Вольсхий, склонившись к моему лицу. – А я-то уж думал, что ты весь задор за шесть лет спокойствия потеряла. Раньше такая бойкая была. Смелая. Даже меня ограбить попыталась... недалеко, правда, ушла, но все же...

От того более жутко звучали его слова, что мы находились в кромешной темноте, не пропускающей ни лучика солнца. Хуже, что я не видела, сколько за его спиной клубилось тьмы некромантской силы. Из адептов никто не мог материализовать силу. Даже Сарон только недавно начал тренировки по материализации, неуспешные на начальном этапе.

– Оставь все, как было, Рейсланд. Пожалуйста, – умоляла я, потому как другой тон разговора он воспринимал исключительно как вызов. – Всего один год, и мы уйдем отсюда. Разве это так сложно? – уж за три сезона я придумаю, что делать с рабской печатью. По факту, уже знала, но не продумала, как это провернуть.

– Хорошо, – неожиданно согласился Вольсхий. Я не поверила своим ушам и оказалась права. Он совсем низко склонился, царапая дыханием левое ухо. – Покажешь на что способна на проверке и вот тогда поговорим. Отличишься в позитивную сторону, и я не только оставлю для тебя все, как есть. Еще и подсыплю какой-нибудь стипендии. Ты ведь никогда не сталкивалась со стипендиями? С такими маленькими и очень приятными поощрениями адептов за отличную учебу.

Денежное вознаграждение за отличную учебу? Дайте два! Вот только речи Вольсхого были сладки, как сахарный сироп, и наверняка заканчивались также быстро.

– Из-за самоуправства Мариона Разэла мои товарищи загремели в лазарет! Мы потеряли нашего общего друга! Семирский умер, и своей смертью спас тебя, Рейсланд.

Чем ближе нависала надо мной угроза (сейчас в буквальном смысле), тем лучше работал мой мозг. Я тут же вспомнила, как Вольсхий признался Разэлу, что чуть-чуть не погиб, если бы я не остановила его. Если бы я этого не сделала, то мы бы все погибли под землей, но озвучивать большинство мыслей не стоило. Нужно было давить Вольсхого, пока Марион Разэл где-то бегал и не мешал своей бестолковой и разрушительной для моих планов поддержкой.

– Разве Семирский погиб бы, если бы Марион Разэл не отослал нас на верную гибель? – напирала я, хотя делать это в замкнутом пространстве было крайне неудобно.

Вольсхий не нашелся с ответом, отправив меня в столовую на обед. А я поняла, что наконец-то победила. Пусть это был всего лишь одно маленькое столкновение, но Вольсхий отстранился от меня, открыл проход в арке и вытолкнул меня из закутка. Взлохмаченная и довольная, наконец-то перевела дух и пошла туда, куда послали. Уж драгары с обедом меня никогда не обижали!

Какой же наивной я была, как только с Вольсхим разделалась... Началось довольно неплохо. На подходе к столовой я почувствовала превосходный запах отлично прожаренной отбивной и, сглотнув голодную слюну, летящей походкой вошла в царство драгаров. Столовую отмыли. Каждый ее уголок сверкал чистотой, а с потолка сняли всю паутину. На половину окон повесили тяжелые шторы, а на другую пока только прибили карнизы.

Как бы тяжело не было, пришлось согласиться, что в цитадели наводили порядок. Раньше заниматься уборкой было просто некому, а сейчас… а сейчас все изменилось. Не угрожай моей жизни опасность и имей я приписанную мне седьмую ступень некромантии, то я только бы порадовалась преображению академии. Но нет. Не та ситуация была у меня и большинства наших адептов.



Яна Зыров

Отредактировано: 08.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: