Тиран на замену

Размер шрифта: - +

Глава 9: Лекция по псоноторике

На следующий учебный день просыпаться пришлось под раскатистый глубокий звон колокола. Я даже не стала открывать глаз. Просто засунула голову под подушку и спряталась под одеялом. Выжата. Выполнение вчерашнего задания выпило все соки. Я после окончания полной проверки нашла в себе силы только дойти до комнаты и рухнула спать.

Мне не давала покоя мысль: почему щенок не ожил? Настолько ли мой дар силен? Из-за чего я столько лет находилась в бегах? Из-за чьей-то ошибки? Живот скручивало от голода, он отдавался жуткими резями. Мне еще никогда не было настолько плохо, даже если не ела сутками, а то и дня три-четыре подряд.

Пришлось заставлять себя встать. Болели кости, я с трудом могла наступать на полную стопу, и перепрыгивала с места на место на носочках. Координация тоже летела к Угру, я начала выражаться как некромант. Целители обычно вспоминали Истинных, а вот некроманты – Угрюмого Мертвеца. Сокращенно Угр.

Помявшийся за ночь вчерашний желтенький костюмчик менять не стала. Я вывалилась за дверь спальной комнаты и, облокотившись о стену, передвигалась в сторону столовой только так. Будь оно все проклято! В глазах картинка расплывалась, в ушах грохотал давно смолкнувший колокольный звон. Блеск начищенного пола рябил в глазах, а в коридорах – никого. Все на утреннем построении.

Я удивлялась, как наши так быстро перестроились на новый режим дня. Ладно Сарон – ранняя пташка. Но остальные? Та же Каро – большая любительница поспать. Воспоминание о вчерашней проверке убило и похоронило под тощей кладбищенской земли. Оставшихся не исключенными можно пересчитать на пальцах. Из адептов седьмой ступени остались только я и Сарон. Шестой и пятый вылетели в ноль, Кас и Эрж с четвертого автоматически понижены до второго несмотря на их отсутствие, А Каро оказалась на первом. Одна, без закадычной подружки Мэлиан, которую будто специально валили.

Итого осталось пять адептов из сорока трех. Негусто.

В столовой пока пусто, но за раздачей – на территории кухни – кипела работа. Линию раздачи споро заполняли несколько мужчин в белых одеждах и колпаках. А куда подевались драгары? Устроили забастовку и их заменили? Невероятно... Чудовищно! Если предположить, что мне еще повезло и я первая пришла на завтрак… то все еще хуже, чем казалось. Каша, фрукты, масло, молоко… хотелось убиться, только бы не видеть этого ужаса! Где поджаренные колбаски? Где?!

Повар не показал виду, что удивлен моим выбором: целая горка бутербродов с маслом, два граненных стакана несладкого чая и четыре желтые груши. Села за любимый стол надкусила бок одной из груш. Действительно, сладкие. Полегчало. К моменту наплыва голодных и измученных бегунов на тарелке осталось два бутерброда, в стаканах – четверть от изначального объема чая, а на подносе – одна груша.

– Утречка, Пси! – присел ко мне за столик Сарон с тремя тарелками переваренной каши белой с коричневым оттенком. – Как спалось?

– Лучше бы сказал, как звукоизоляцию поставить, – фыркнула я, не поздоровавшись. – Третий день мучаюсь. Ни за что не поверю, что ты не умеешь.

Сарон хмуро взглянул мне в глаза, доел последнюю ложку из второй тарелки каши и обреченно вздохнул.

– Будет тебе звукоизоляция. Но только от колокола. Я до сих пор вздрагиваю при намеке на пожар.

Да, помню. Шутка, обернувшаяся небольшим возгоранием, запомнилась всем надолго. Не осталось ни одного не перепуганного чуть ли не до икоты. Тогда мы учились на третьем уровне. До сих пор перед глазами стоял искрометный коридор. Каша исчезала на глазах, и я не могла не удивляться, как столько помещается в худеньком низком парне? А он все ел, ел и ел! Уверена, если бы позволили, он бы всю линию раздачи оприходовал.

– Для магистров оборудовали малую столовую по другую сторону кухни, – тайно рассказал Сарон. – Так что прекрати дуться, и давай думать, как мясо достать.

– Мяср?!

Сарон резко подорвался, вовремя закрыв мне рот рукой, и заговорщически зашептал.

– Из-за адептов-некромантов все, что когда-либо бегало и кукарекало, в общей столовой не подают. А магистры других направлений ежемесячно платят за мясной рацион что-то около трехсот льят. Поэтому отдельная столовая, понимаешь?

Я закивала, ведь понимала и очень хорошо. Читала в старых газетах, принесенных стариком-ректором, заметки и с такими заголовками: «КАСТИР ПРОГРЫЗ ЖИВОТ НЕКРОМАНТА». Сарон отнял от рта руку и сел. Так вот что за удивительный запах мне почудился на пороге столовой! Я даже платить согласна, только бы кормили нормально! И тут я к своему неудовольствию вспомнила о крайне скромных сбережениях, и об отобранной у меня лаборатории, и о разрушенной библиотеке в придачу. Совсем сникла.

– Пси, не спи! – окликнул Сарон. – На псоноторику опоздаем. Хватит тебе уже прогуливать. Шесть лет Угр знает чем занималась. А сейчас, когда появился реальный шанс что-то интересное узнать, нужно на занятия ходить!

– А ты чего такой вдохновленный? Вольсхий покусал? – с подозрением я покосилась на парня. Вдруг наш новый ректор заразный? – Еще вчера сопротивление возглавлял!

– Нум… это было вчера. До того, как ты прошла проверку. Ты ведь сирота и податься тебе некуда. Я не мог бросить друга в беде!



Яна Зыров

Отредактировано: 08.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: