Тирра-2. Поцелуй на счастье, или Попаданка за!

Font size: - +

Глава 2

Глава 2. Королевские интриги

 

Если дизайнером дворцовых интерьеров задумано было раздавить гостей роскошью, то у него не получилось: ослепленные сиянием гости первые минуты ничего не видели из-за плавающих перед глазами темных кругов, а потом пережитый дискомфорт притуплял восторги.

Не люблю помпезность.

Обилие золота, блеск драгоценностей, украшавших лепнину, сияние светильников, многократно отражавшихся в зеркалах и натертом паркете, — все раздражало. Сияние усиливалось и белым узорным атласом, покрывавшим стены там, где их не закрывали портреты, главным из которых был сам Артан Седьмой, изображенный во весь рост.

На портрете ему было лет восемнадцать. Бледное лицо с тонкими чертами еще не утратило юношескую чистоту, презрительной складки в уголке еще не было и в помине, а светлые волосы так ярко сияли, словно посыпанные алмазной крошкой. Но после восхитительных живых картин Орияр-Дерта, в которых жило солнце, простор и ветер, никакие помпезные портреты в резных позолоченных рамах, обсыпанных драгоценностями, не могли удивить.

Впрочем, может быть, я иначе реагировала бы на королевское блистательное великолепие, если бы час назад не купалась в тридцати килограммах золотых монет, посыпанных сверху горстью крупных бриллиантов. А так и бровью не повела.

— Такое впечатление, что вы не первый раз в моих покоях, леди Тиррина, — послышался из-за спины вкрадчивый голос Артана Седьмого.

Стремительно развернувшись, мы с дворецким поклонились развалившемуся в кресле королю.

— Простите, сир, но я тут в первый раз.

И, надеюсь, в последний.

— Либо вы равнодушны к сокровищам, — король поднялся из кресла и подошел ближе. — Но здесь лишь ничтожная доля моей коллекции. Может быть, у меня еще есть шанс удивить вас красотой моего дворца?

Следующим предложением он потащит меня в спальню любоваться на какую-нибудь вазу. Нет уж.

— Мой король, истинное сокровище страны – это милосердное сердце ее государя, — отвесила я жирный комплимент и присела в книксене еще ниже. Только бы не упасть с непривычки.

— Гхм, — подавился монарх. — Поднимитесь, леди, я хочу видеть ваши глаза.

Я выпрямилась, спокойно встретив взгляд хищных янтарных глаз. Мой сопровождающий остался стоять с согнутой спиной. Король опустил на него мгновенно потяжелевший взгляд.

— Мэйстр Чесс, вы можете идти. Вашему хозяину сообщат, когда леди Тиррина будет готова к церемонии.

Дворецкий выпрямился, плечи его расправились, а в густом голосе не было ни намека на старческое дребезжание.

— Да простит меня мой король, но вам, вероятно, не сообщили, что я являюсь старшим духовным родственником леди. По семейной иерархии я ее духовный дедушка.

— Хороший ход, — усмехнулся белобрысый венценосец. — Но если вы провернули это перед визитом сюда, то можно и оспорить...

— Нет, сир, мое покровительство было предложено и благосклонно принято в первый же день появления в Орияр-Дерт мэйс Тамары под именем Тайры Вирт. Две недели прошло, духовные связи окрепли и признаны силами мира Айэры.

Я прикусила язык, чтобы не испортить игру старикана. Никаких особых связей, тем более окрепших, я не ощущала. Но может быть, магам виднее, потому что король прищурился, отстраненно и в то же время пронзительно оглядел наши фигуры и поубавил пыл.

— То есть, вы отказываетесь уйти миром, магистр Энхем? — уточнил Артан Седьмой, а его ноздри затрепетали от сдержанного гнева.

— Осмелюсь напомнить, сир: незамужняя девушка не может остаться наедине с посторонним мужчиной без сопровождения ее родственника-мужчины.

— Но я уже не посторонний мужчина, даже если забыть, что я — король. Моим указом с сегодняшнего дня и до достижения леди Тирриной Барренс двадцати одного года или ее замужества я — ее опекун, — и венценосец жестом фокусника вынул из рукава свернутую в трубочку бумагу, перевязанную лентой с печатями.

Боже! Еще один опекун, еще хуже прежнего! За что это мне? Вот и думай, что страшнее — выйти замуж за некроманта или не выйти, и оказаться во власти царственного тирана.

— Духовное родство Небес выше любого земного, — парировал самый странный на свете дворецкий.

— Но не выше королевской власти! Вы в первую очередь мой подданный, а потом уже — вассал и слуга моего же подданного! Забыли присягу? Я напомню! — прорвался монарший гнев. — Я приказываю, мэйстр Чесс, покинуть мои покои и оставить нас с моей подопечной наедине!

Бледный как смерть дворецкий пробормотал:

— Можете казнить меня, сир, эта казнь будет милосерднее мук, накладываемых невыполненными духовными обязательствами. Я могу уйти, только если моя внучка пожелает.

— Идите, дедушка Энхем, не гневите короля! — спешно сказала я. Еще не хватало, чтобы из-за меня его и впрямь казнили. — Уверена, мне ничего не грозит!

— Кроме потери репутации, — горько прошептал старик.

— Никто не видел нашего прихода, дедушка. Надеюсь, его величество сохранит наш визит в тайне. Идите же!

Низко поклонившись, подавленный Энхем ступил в портал, обрамленный черной с жемчужно-серыми узорами магической рамой и исчез в темном тумане. Через несколько мгновений и клочки тьмы развеялись без следа.

— До чего старик упрям! — усмехнулся король, разительно изменившийся за те секунды, пока таял туман. Никакие презрительные и гневные складки уже не искажали приятные черты его лица, а яркие глаза сияли, как золотистые бериллы на солнце.

— Вы правда казнили бы его?

— Разумеется, — он кивнул и раздраженно дернул плечом. — С этим не шутят, мэйс Тамара. Либо я правитель, которого слушаются беспрекословно, либо балаболка, чье слово ничего не значит.



Ирмата Арьяр

Edited: 13.11.2017

Add to Library


Complain