Тише

Размер шрифта: - +

Тише

 

Снег валил большими пушистыми хлопьями, плотным ковром покрывая асфальт. Щётки на лобовом стекле отчаянно двигались из стороны в сторону, позволяя мне хоть немного рассмотреть дорогу.

На подъезде к территории медучреждения, машина сначала немного забуксовала, но, решив сжалиться надо мной, выбралась-таки из снежного плена сама, без помощи меня и лопаты. Сама толком не разглядев куда, я всё же припарковалась у здания больницы.

- Чертова Москва! – проворчала я, заглушив двигатель. – Нужно было ехать на метро! Жду не дождусь, когда можно будет вернуться домой.

Я повернулась и окинула взглядом заднее сидение. Дарки тут же вскочил и высунул язык. Его глазки-бусинки вопросительно разглядывали меня, словно ожидая команды. Склонив голову на бок, пёс вытянул морду и дернул длинными лохматыми ушами. Он всегда так делал, предвкушая веселую прогулку.

- Тебе придется подождать здесь, - я потрепала его по кудрявой черной шерсти. – А вот то, что ты сел на папкин подарок, его не обрадует.

Я изогнулась и вытащила из-под его лап новую гитару в кожаном чехле. Она была тяжелая и занимала много места. Пришлось оббежать немало магазинов, чтобы заполучить её. Переложив инструмент на переднее сидение, я обернулась назад и осторожно тронула коленку племянницы.

- Ксюш, побудь с ним, хорошо?

Девочка заерзала, кутаясь в воротник пальто, и неохотно открыла глаза.

- Хорошо. Мы уже приехали?

Пёс радостно лизнул её в нос. Племянница сонно улыбнулась и обняла его.

- Да. – Я пошарила по салону глазами в поисках поводка. – Погуляй с ним, хорошо?

- А почему ты не берешь его с собой? – лениво протянула она. – С собакой-поводырем везде можно, я читала.

- Ага, - хмыкнула я, - так и везде!

- Ну, как знаешь.

- Короче, я побежала, мы и так с вами припозднились. Чертовы пробки!

Застегнув две верхние пуговицы на шубе, я выскочила из машины и захлопнула за собой дверь. Надо же так опоздать, и в самый важный день! Но я не могла поступить по-другому, очень хотелось купить подходящий подарок.

На улице было морозно. Закутанная в белое покрывало, Москва сегодня казалась необыкновенно красивой.

Я подняла голову и посмотрела на небо. Снег падал сверху белыми пятнами, таким его обычно рисуют в анимэ. Медленно и плавно, он ложился на землю, крыши и лица прохожих, огромными снежинками прилипая к щекам и ресницам. Прекрасная погода, чтобы мечтать и предаваться воспоминаниям.

Я тряхнула головой. Зря не надела шапку. Ух! Теперь придется смириться со снежной шапкой на макушке.

Путь до дверей больницы завалило, можно было только догадываться, где еще вчера была тропинка. Нет, можно, конечно, всё обойти и зайти через главный вход. Но в такой снегопад не трудно и заплутать.

Прикрывая уши воротником, я двинулась вперед. Центр аудиологии располагался на цоколе, но само здание стояло на некотором возвышении, поэтому казалось почти неприступной крепостью для путника, заблудшего в снежной пустыне. Поднимаясь по лестнице, я держалась за перила, стараясь не упасть. Было очень скользко.

Наконец, оказавшись в помещении, мне удалось с облегчением выдохнуть. Внутри было тепло и по-домашнему уютно. Медперсонал умудрился сотворить настоящую новогоднюю сказку, украсив серые коридоры учреждения резными колокольчиками, еловыми ветвями и ретро-открытками.

Я торопливо оглядела гардероб в поисках персонала. Дама, принимающая одежду, пила чай, уткнувшись глазами в книгу. Мне пришлось постучать ладонью по стойке. Она оглянулась, я приветливо махнула ей рукой.

- А что, Сашенька, вы сегодня уже на настройку? – спросила женщина, принимая шубу.

- Да, - второпях натягивая на ноги синие бахилы, ответила я, - и, как обычно, я опоздала. Он скоро убьет меня!

Она повесила шубу, протянула мне жетон и добродушно улыбнулась.

- Ему будет не до этого, поверь.

- Ох, ваши слова да Богу в уши! - рассмеялась я, пряча пластиковую бирку в карман джинсов, - И как он меня терпит, ума не приложу!

- Беги уже! Всё пропустишь.

- Спасибо.

- Вот это подарок будет на Новый Год, - донеслось позади.

А я уже неслась по коридору к заветной двери.

Не может быть, что бы уже две недели прошло после операции. Интересно, как изменится наша жизнь? На что надеяться? И стоит ли рассчитывать на глобальные перемены? Во всяком случае, меня и так всё устраивало. Это необходимо и важно именно ему, и мне стоит быть рядом в такой важный момент.

Отворяя дверь, я чувствовала необычайное волнение.

- Можно? – тихонько, как мышка, пискнула я.

Врач обернулась и кивнула мне головой. Они сидели друг напротив друга возле стола, заваленного проводами. Рядом с Мариной Александровной стоял включенный ноутбук, она что-то отмечала в программе, регулируя настройки.

Лёша сидел на стуле, сложив перед собой руки в замочек. Спина его была напряжена, взгляд сосредоточен. Мне даже показалось, что он задыхается в ожидании того самого момента, когда станет ясно, как жить ему дальше.

Уголки его губ слегка приподнялись в полуулыбке, стоило нашим взглядам встретиться, но тут же вернулись в прежнее положение. Я хотела сказать, что с этой штукой за ухом он похож на Робокопа из ранней версии фильма, но сдержалась, видя, что нервы его на пределе. От волнения внутри меня всё сжалось.

Ах, если бы только было можно сесть ближе и взять его за руку!

- Готов? – спросила врач, глядя  ему прямо в лицо.

Лёша, молча, кивнул. Я заметила, как побелели костяшки его пальцев.

Марина Александровна щелкнула мышкой в компьютере и не спеша  повернулась к нему.

- Ну? – улыбнулась она.

Он медленно поднял голову.

- Привет, - хрипло произнесла я, тщетно пытаясь унять волнение.



Лена Сокол

Отредактировано: 18.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться