Тишина старого кладбища

Размер шрифта: - +

Пролог

07 октября 2012 года, 17:05

Смоленское лютеранское кладбище,

Васильевский остров, г. Санкт-Петербург

 

— Я в это просто не верю, — простонала девушка, вцепившись в темные металлические прутья и от бессильного раздражения тряхнув ворота. Те слегка лязгнули несмазанными петлями и тяжелой цепью. — Оно всегда, просто всегда было открыто. Я тут сто раз мимо проезжала, и оно каждый раз было открыто. Причем и после шести тоже.

Табличка, висящая рядом с воротами кладбища, утверждала, что оно открыто для посещений каждый день с девяти утра и до шести вечера. Однако массивный чуть ржавый замок красноречиво убеждал каждого подходящего в обратном.

— Странно, — другая девушка, державшая в руке фотоаппарат с большим объективом, тоже подошла ближе и потрогала замок, как будто не веря, что он настоящий.  Порыв ветра взметнул ее кудрявые рыжие волосы, и она машинально попыталась их снова пригладить. — Еще как минимум час должно быть открыто. — Она оставила в покое замок и заглянула сквозь прутья на поросшие травой могилы, теряющиеся в густой зелени кресты и потрескавшиеся могильные плиты.

— Да я говорю тебе: оно обычно открыто и после шести, — подруга рыжей, худощавая шатенка с очень короткой стрижкой, обиженно сложила руки на груди. — Не понимаю, почему именно сегодня оно закрыто.

— Ладно, значит, не судьба, пофотографирую отсюда, — рыжая подняла фотоаппарат и, просунув объектив между прутьями, чтобы те не попали в кадр, сделала несколько снимков. Очередной порыв ветра сорвал с пожелтевших деревьев несколько десятков листьев, и те золотым дождем осыпались на землю в лучах садящегося солнца. Девушка зажала кнопку съемки, делая серию кадров и надеясь поймать особенно красивый момент.

— Не надо было нам ждать до вечера, — все еще огорченно протянула шатенка. Подруга приехала к ней в гости всего на одни выходные и через пару часов должна была уже отбыть домой вечерним поездом. Фотосессия на заброшенном лютеранском кладбище была одним из важнейших пунктов их программы. 

— Да ладно, — отмахнулась рыжая, продолжая фотографировать кладбище под разными углами. — Ничего страшного. В следующий раз.

Ее подруга была настроена более воинственно. Она переминалась с ноги на ногу, оглядывая забор и пытаясь придумать, как перелезть через него. Когда она снова перевела взгляд на густую поросль деревьев, ей показалось между ними какое-то движение. Девушка подалась вперед и снова вцепилась руками в холодные прутья. Через несколько секунд она снова явственно увидела чью-то фигуру между деревьями.

— Там кто-то есть, — констатировала она. — Ворота закрыты, но там кто-то лазит. Значит, можно войти как-то еще. — Она повернулась к рыжей девушке, которая все еще делала снимки, и тронула ее за плечо. — Инка! Слышишь, что говорю?

— Что? — та опустила камеру и вопросительно посмотрела на нее.

— Говорю, что есть еще один вход. Только я не знаю, где он. Надо обойти кладбище по кругу, поискать.

— Вик, нам это точно нужно? — чуть скривилась Инна. Она два дня провела на ногах и ее энтузиазм уже почти полностью угас. Увидев закрытые ворота, она даже успела обрадоваться: это означало, что их программа исчерпана и можно полчаса посидеть в какой-нибудь кофейне, прежде чем отправиться на вокзал, попутно захватив из квартиры подруги сумку с вещами.

— Конечно! — Вика все еще была полна энергии и сил. — Пойдем, — скомандовала она, увлекая подругу  в сторону автозаправки, которая находилась всего в двух шагах от входа на кладбище.

Инна поймала на себе взгляд двух рабочих заправки, когда они с Викой проходили мимо них, и почему-то смутилась. Ей показалось, что те неодобрительно относятся к их настойчивому желанию пофотографироваться на фоне полуразрушенных крестов.

Нужный им «другой вход» обнаружился неожиданно быстро: они всего лишь успели свернуть за угол, в сторону пустынных гаражей. Инна уже хотела сказать Вике, что не пойдет дальше, но та внезапно остановилась и показала ей на выломанный прут, благодаря которому в заборе образовалась достаточно большая дырка. Через нее могли легко пролезть особы и покрупнее худющей Вики и спортивной Инны.

— Та-да-а-ам, — торжествующе пропела Вика, потирая руки. Она смело шагнула к забору, схватилась за прутья по бокам пролома и, подтянувшись, поднялась на каменный бортик.

— Может, все-таки ну его, а? — неуверенно спросила Инна, чувствуя смутную тревогу. Она любила красивые кадры, но почему-то ей казалось плохой идеей лезть таким образом на запертое кладбище.

— Не дрейфь, — велела ей подруга и спрыгнула вниз по другую сторону забора.

Инна вздохнула, повесила камеру на шею, и последовала за ней.

Едва ее ноги коснулись земли, она моментально забыла обо всех своих сомнениях. Она словно попала в кино. В мрачный готический фильм ужасов о призраках. Здесь было очень тихо. На самом деле, по другую сторону забора царила точно такая же тишина, но здесь она ощущалась острее. Шелест облетающей с деревьев листвы казался единственным оставшимся в мире звуком. Чрезмерно буйное воображение Инны сразу сравнило этот звук со скорбным дыханием старого кладбища.

Инна сделала несколько шагов и чуть не споткнулась о разбитый крест, валяющийся прямо на земле поверх какого-то серого камня. Основание креста кто-то когда-то отломал, табличка давно истерлась, поэтому теперь на ней нельзя было прочитать имя человека, похороненного под этим крестом. Да и могилы поблизости не было видно. То ли она заросла, то ли обломок креста притащили из другого места. Инна подняла камеру и принялась фотографировать крест.

Вика терпеливо ждала, пока подруга запечатлеет весь мусор под своим ногами. Сама она прошла немного вперед и достала из кармана ярко-красного плаща смартфон с задней панелью не менее ядовитого цвета. Наведя камеру телефона на самый мрачный пейзаж, который был доступен с ее места — покосившуюся ограду чьей-то поросшей травой могилы, она сделала снимок и сразу же попыталась отправить ее в свой профиль на Инстаграме.



Лена Обухова Наталья Тимошенко

Отредактировано: 04.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться