Тьма

Размер шрифта: - +

Часть 8

За грехи свои поплатились, дряные сучки! - злобно зашипел худой, прервав молитву, - пусть они теперь горят в аду за грязные дела свои!

Молодой мужчина, отец девочки, рывком поднялся на ноги, подбежал к худому и с размаху ударил того в лицо.

- Падонок паршивый! Возьми свои слова обратно! Моей дочери семь лет, гребаный ты подонок! О каких грехах ты говоришь?!! - захрипел в ярости отец, наклонившись с сжатым наготове кулаком над упавшим навзничь худым, который испуганно прикрыл одной рукой лицо, а вторую выставил вперед в попытке защитится.

К отцу подбежали другие мужчины и оттащили его от худого, которого спешно окружили приспешники, подняв того на ноги и осматривая багреющий кровоподтек под правым глазом.

- Подожди, подожди! Еще посмотрим кто из нас слова обратно брать будет! За все что сделал настанет тебе расплата..., - вдогонку выдавил из искривленного ненавистью рта худой.

Парень попытался снова рвануться к худому, но мужчины крепко удерживали его в стороне. 

Тут я почувствовал, как на меня, словно свинцовой плитой, навалилась усталость. После всего что произошло в ту безумную ночь, после испытанного страха, потери, терзаний и ужаса, я будто совершенно выдохся. Мне безумно хотелось только есть и спать. Я едва удерживал себя на ватных ногах, тщетно пытаясь выловить в мутном сознании хоть какой то план что делать дальше. Но не придумал ничего лучше, чем присоединиться к группе мужчин, возглавляемых Русланом, и молча слушать о чем они говорили.

- Как тебя зовут, парень? - спросил отца девочки Руслан, когда я вошел в плотный круг собравшихся в стороне мужчин.

- Арман, - назвал свое имя тот, низко опустив голову и сгорбившись. Вспышка ярости его уже отпустила и теперь из него словно выпустили весь воздух. Я заметил как по щеке его проскользнула слеза, которую он быстро смахнул, стараясь не показать другим свою слабость.

- Ну же, мужик, выше голову! Найдем мы твою дочку, только ты должен быть сильным и действовать правильно. Ты согласен?

- Да-да-да, - закивал головой парень, - я в порядке. Давайте сделаем что-нибудь. Я просто обязан найти жену и дочь! Обязан, понимаете?!!

-  Так что будем делать, господа? - обратился ко всем Руслан, - какие у кого есть идеи?

Мужчины переглянулись друг на друга, но никто не решался высказаться, пока не донесся голос моего коллеги.

- Связь не работает. Электричества нет. Женщин нет. Но это все еще можно как-то пережить. Но то, что всем на телефоны пришел какой-то спам в сообщениях - это не порядок, - размеренно покачиваясь, высказался он с серьезным выражением на сосредоточенном лице.

Все недоуменно обернулись на него.

- Шутка! - после паузы добавил он, также не улыбнувшись, - я думаю, чтобы придумать что-то, нам всем нужно прежде подкрепиться и поспать.

- Там мы и поступим, - поддержал его Руслан, - но расходиться не советую. Предлагаю устроится в моей квартире. Она у меня большая, всем места хватит. Можете вернуться по домам, собрать нужные вещи, а потом ко мне. Немного отдохнем, поедим и двинемся на моей машине в город. Осмотримся там и узнаем что случилось с электричеством. Так кто со мной?

Несколько мужчин подняли руки. В том числе Арман - отец девочки и мой коллега - Тимур. Всего шесть человек. Остальные неуверенно пробормотали что-то в ответ и, видимо, отказались. 

- Я тоже с вами, - немного подумав, ответил я, - наш, получается, шестеро. Я могу взять и свою машину. Посажу к себе трех человек. Она тут, недалеко...

- Вот и отлично, - одобрил Руслан.

Его предложение показалось мне спасением с сложившейся ситуации. Я не мог представить, что вернусь и останусь в нашей опустевшей квартире. Зачем? Что мне было там делать? В одиночестве. Без сведений о том, что произошло и как дальше жить?!! А тут у меня появилась возможность примкнуть к группе людей, которые были мне симпатичны. Тем более под инициативой Руслана, мужчины намного взрослее и опытнее меня. Человека очевидно волевого и решительного, который мог бы объединить нас в решении появившихся проблем.

Тесной группой, оставив продолжавших молиться людей позади, мы направились обратно. Как только мы пересекли угол здания за которым скрывался двор между высотками, нам открылось неожиданное зрелище. Двор был заполнен людьми: стариками, мужчинами, молодыми парнями, мальчиками. Они собирались в группы и возбужденно переговаривались друг с другом. Некоторые ругались. Были те, которые в растерянности плакали и причитали. Несколько мужчин громко на весь двор ругались. Среди всех собравшихся не было видно ни одной женщины или девочки.

- Ну вот и все - это официально. Дурдом во всей своей красе. День первый, - прокомментировал увиденное идущий следом коллега.

Я промолчал так как был слишком истощен, чтобы расспросить что он имел ввиду.

Наша группа остановилась возле первого подъезда.

- Жду вас у себя через пятнадцать минут. Восьмой подъезд, третий этаж, квартира двести восемь. Возьмите еды. А то у меня в холодильнике только виски, - заговорческим шепотом выдавил из себя Руслан, озабоченно оглядывая образовавшийся хаос вокруг. А после пружинистым шагом отправился в сторону своего подъезда.

Тут крики ругающихся мужчин стали еще громче. Когда мы оглянулись на них, то увидели, что они принялись драться, опрокидывая друг друга на землю. Еще со другой стороны донесся звук разбиваемого стекла. Двое молодых парней разбивали кирпичом дверь продуктового магазина, находящегося на первом этаже одного из домов.

-  Говорю же, дурдом начинается…, - сказал коллега.

- Видимо вы правы, - устало пробормотал я, наблюдая как к дерущимся мужчинам присоединились еще трое, - быстрее пойдемте за вещами...

Он кивнул в ответ и мы направились в сторону нашего подъезда. Когда мы подошли к дверям, навстречу нам вышла группа взволнованных парней: заспанных, щурившихся на утреннем солнце, в наспех накинутых куртках, тщетно пытающихся воспользоваться своими телефонами. Увидев нас, они тут же накинулись к нам с вопросами о том что произошло ночью и куда пропали их дочери, жены и матери. Мы коротко рассказали что знали и без промедлений продолжили путь.



Тимур Ильясов

Отредактировано: 05.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться