Тьма движется во мраке

Font size: - +

Глава 43

    Граф фон Трауберг не напрасно именовался Купцом. Уж что, а своей выгоды он упускать не привык. Он оказался тем землянином, кому представители Империи Кегар первым делом предложили сложный и очень дорогой прибор, позволяющий продлевать земную жизнь сколь угодно долго. Премьер-министр пошутил, что, дескать, даже если он и будет жить вечно, вечно занимать столь высокий и столь желанный пост главы общепланетного правительства ему никто не позволит.
    - Ваше высокопревосходительство может стать тем, кто дарует землянам то, о чём мечтали поколения их предков - бессмертие, - с мягкой улыбкой ответил высокий посол империи. Разговор происходил в полутёмном кабинете премьер-министра в комплексе правительственных зданий недалеко от Стокгольма. Высокопревосходительство, грузно развалившись на широком кресле, катало в толстых пальцах авторучку, размышляло и слушало, как высокий посол откровенно пытается впарить ему свой сомнительный артефакт: - Уверен, что столь великий дар даст вам полное право провозгласить себя императором планеты Земля.
    Купец усмехнулся. Видимо, высокому послу плевать на излишне сложное устройство с его точки зрения устройство государственного аппарата землян. Раз у кегар империя планетарного масштаба, значит, это лучшая форма государственного устройства. Ну и обязательная для всех, ведь они, кегары, образец для всеобщего подражания. Купец вспомнил, что почти двести лет назад на Земле на полном серьёзе воспринималась идея всепланетной империи, конечно, в отдалённом будущем. "Человечество по-прежнему разделено на множество государств, но все они уверенно движутся к созданию единой цивилизации". Наивные слова, некогда отправленные в космос. Зато честные. Нет, кегары вряд ли нашли один из "Вояджеров", они давно исчерпали запасы энергии, обнаружить в космической пустыне их невозможно. Но всё же не стоит думать, что земляне не размышляют, а их мировоззрения не претерпевают никаких изменений.
    - Полагаю, что это невозможно, - осторожно ответил Купец. - Наши законы предусматривают сменяемость власть имущих. Именно на принципах народовластия построено наше общество, без них оно превратится в тиранию.
    Высокий посол понимающе наклонил голову.
    - Мы тоже ценим принципы народовластия, - ответил он. - Но проблема несколько в ином. Ведь имея в своём расположении непродолжительную жизнь, активный период которой и того меньше, лицо, пребывающее у власти, будет иметь больше соблазнов для злоупотребления ею. Он будет страшиться смерти больше чем недоверия народа, который всегда можно заставить замолчать чтобы иметь ещё пару лет сладкой жизни в роскоши и почитании. А что будет потом, его нисколько не волнует. Но если бы правитель мог увидеть, к чему приведут его реформы и приказы, а главное - нести за это ответственность, тогда бы он куда скурпулёзнее относился бы к своим обязанностям.
    Купец слушал посла, солидно кивая, мол, я хорошо понимаю вас, хотя и не полностью соглашаюсь, а сам отчаянно цеплялся за мысль: не верь ему, он тебя забалтывает. Да, в словах высокого посла был резон, но Купец ни в коем случае не должен быль вестись на его увещевания, не дождавшись полного и всеобъемлющего отчёта от леди Ингрет. Рысь была его единственным надёжным советником, он был обязан ей своим возвышением, ведь именно после блестяще проведённого ею государственного переворота три с половиной года назад он, Купец, был избран на пост предстедателя общепланетного совета министров.
    - В ваших словах есть резон, - мягко сказал Купец, сохраняя солидное выражение на лице. - Но это похоже на утопию. Наверное, ваша замечательная планета... То есть ваша цивилизация полностью избавлена от зависти и властолюбия. Понимаю, это очень мрачные, архаичные недостатки, но, к прискорбию, земляне победить их ещё не успели. К власти нередко рвутся те, кто не имеют и представления о тех сложностях, которые с ней сопряжены. Они не представляют объёма проблем, которые мгновенно сваливаются на голову того несчастного, кому не повезло очутиться на вершинах властной структуры. С другой стороны, я не могу просто так покинуть свой пост, ибо связан тысячами обязательств...
    В том числе с кучкой личных агентов, подумал Купец. А ведь молодец Выдра. Да, он недалёкий и простодушный до ужаса, но как лихо работает. Побольше бы таких. Хотя таких как Выдра нужно перемалывать ещё в юности чтобы не плодились, и упаси Боже чтобы они не попадали на руководящие должности. Они абсолютно беспомощные, будут постоянно бегать к своему патрону и клянчить советов. А потом таких дров наломают...
    - К тому же, - продолжал Купец, - у любого, даже самого благого начинания неизбежно появляются противники. Когда в старину на нашей планете промышленность начинала использовать паровые машины, многие рабочие теряли работу и бунтовали. Когда полтора века назад повсеместно внедрялись роботы, происходило почти то же самое, а кинематограф описывал жуткие последствия бунта машин, который тогда казался реальным. А вы предлагаете бессмертие. Это ведь в корне подорвёт привычный уклад жизни.
    Высокий посол позволил себе улыбку, граничащую со смехом.
    - Новое не может прийти, если не потеснить старое, - сказал он. - Почему вы так держитесь за свои старые порядки?
    Купец поймал себя на мысли, что хочет задать встречный вопрос: "А какого лешего вы задаёте такие примитивные вопросы?!", но вместо этого сказал:
    - Дорогой посол. Опасаюсь, ваши информаторы полностью не оправдали оказанного вами им доверия. Они нагло дезинформировали вас о землянах. То, что вы говорите, скорее приминимо не к нам, а к жителям Медузы или Вильдесаро. Мы же не просто считаем свои традиции неотъемлимой частью нашей жизни, но и её основой, без которой лишимся не части привычного культуры, а всего того, что считаем своей цивилизацией. Если угодно, мы перестанем быть землянами в полном смысле этого слова и станем кегарами...
    Купец чуть было не добавил "без роду и племени", но не стал, ведь это недипломатично. Но высокий посол только усмехнулся.
    - Не нахожу в этом ничего дурного, - сказал он с простодушным видом. - Большая цивилизация имеет больше шансов на выживание, нежели маленькая.
    Купец не стал говорить, что среди Братства Земля и так самая густонаселённая планета, ведь это было равносильно так и не высказанной претензии к излишней простоте суждений высокого посла, поэтому он с трудом поднялся с кресла, давая собеседнику понять, что разговор окончен. Высокий посол встал на ноги, он был элегантен и учтив до тошноты.
    - Мне нужно обсудить ваше предложение с моими советниками, - сказал Купец официальным тоном. - Как только будет принято решение по вашему весьма заманчивому предложению, мы незамедлительно уведомим вас.
    Собеседники обменялись рукопожатиями и, исполненные достоинства, расстались. Высокий посол покинул кабинет премьер-министра, так и не поняв причины того, что Купец то плавно подводил всё к отказу, то набивал цену, то выказывал явный интерес, а в конце концов решил сделать перерыв в разговоре на неопределённый срок.
    Купец же разрывался между согласием (а это действительно очень заманчивое предложение) и отказом, ведь опасения инквизиторов передались и ему, поэтому Купец не мог доверить честности инопланетного дипломата будущее человечества, пусть даже то, свидетелем коему Купцу быть не суждено. Да и Выдре наверное тоже.
    Граф побарабанил пальцами по столешнице. Потом он снял трубку с белого телефона и нажал одну из кнопок.
    - Шульцнер слушает, - произнесла трубка.
    Купец редко рисковал, но сейчас решился провести контроллируемую стычку Святой Инквизиции и Хелзерка чтобы ослабить личные позиции Рыси.
    - Это Купец, - сказал он в трубку.
    - Радости вашему высокопревосходительству, - раздался в ответ ироничный голос. Шульцнер всегда держался независимо, он почитал интересы Земли намного больше, чем её руководителей любого ранга. Официальное катцкое приветствие Купец предпочёл пропустить мимо ушей.
    - Мне нужна твоя помощь, - выдохнул он в трубку.
    - Ясно, - ответил Шульцнер , будто мог читать мысли премьер-министра.
    - Мне нужен список агентов, задействованных в работе по Улавливателю душ, верных Рыси.
    Шульцнер несколько секунд молчал, обдумывая просьбу.
    - Я могу отказаться? - шутливо осведомился он.
    - Можешь, - осторожно ответил Купец.
    - Ладно, я помогу тебе, - сказал Шульцнер и, услышав облегчённые вздох премьер-министра, торопливо добавил: - Только не думай, что я буду с тобой всегда. Ты очень зря связался с Рысью, поэтому сейчас просишь меня...
    - Не волнуйся, у меня всё надёжно как в банке, - заверил его Купец.
    - Как бы твой банк не ограбили, - засмеялся Шульцнер. - Я сейчас же возьмусь за дело. Но учти, что Рысь будет надёжно хранить такую тайну.
    Купец положил трубку защищённого телефона на рычаги и печально посмотрел на дверь, за которой скрылся высокий посол Империи Кегар. Кто начал злом, тот и погрязнет в нём, не так ли?



Александр Федорович

Edited: 12.10.2015

Add to Library


Complain




Books language: