"Тьма" не значит "смерть"

Размер шрифта: - +

"Тьма" не значит "смерть"

 

Утро. Для многих оно начинается с пения птиц, прохладного ветра и, несомненно, ярких солнечных лучей. Теплых, ласковых и нежных. Для меня же утро приходит вместе с тьмой, разгоняющей сновидения. Тьмой с птичьими трелями, прохладным ветром и теплом солнца, которого я просто не могу увидеть, как и веселых птах, и игр воздушных порывов в кроне дерева. Для меня нет ни света, ни красок. Только голоса, холод и тепло, нежность кожи и ароматы. Воспоминания, заставляющие жить дальше и, как кажется последнее время, наивные мечты и последние надежды. Я ненавижу утро. Оно всегда возвращает меня к моей реальности.

Сев в постели, я нашариваю у изголовья одежду – длинное платье из кусочков кожи и широкую ленту вышитого полотна. Пальцы быстро ощупывают тонкую вышивку уже по привычке – основа рисунка идет по краю. Только одна из моих дочерей любит такой рисунок. Каат. Это она приходила рано утром и оставила свежую повязку, от которой, как я теперь чувствую, пахнет ландышами. Как и от платья, которое я осторожно надеваю через голову.

Слышна отодвигаемая панельная дверь в комнату. Я замираю, прислушиваясь к шагам. Дыхание само собой выравнивается, а вздохи становятся короткими и почти неслышными. Только предосторожности не нужны – гость и так стремится быть узнанным.

- Уже встала? – кажется, такой простой вопрос, но мое сердце само по себе замирает в восторге. «Таийтвар!» - счастливым вздохом вырывается из груди.

Мой милый! Родной, любимый! – Теплые руки обнимают меня, прижимают к широкой груди. В носу щекочет от запаха Леса – свежая трава, хвоя и что-то еще такое неуловимое, но всегда присутствующее. Даже в тот самый миг – самый первый – когда мы увидели друг друга в Ночь Зова и полюбили до глубины души – от него исходил тот же самый запах. Запах Волка, запах Серого Охотника.

И сегодня он снова рядом. Я снова любима. Снова нужна.

Руки любимого гладят по голове, по крепкой косе  когда-то черных как вороново крыло волос. Может, они до сих пор такие, а, может, в них уже закралась седина тоски и горя. Не знаю. Только чувствую как на глаза повязывают расшитую нитями повязку, а потом снова прижимают к себе и целуют лицо и лоб.

Как же давно я не видела твоего лица, мой милый! Знал бы ты каково это, но я не жалуюсь. Я хочу, чтобы ты был счастлив… Я жду, боюсь и жду каждый день, что ты мне скажешь. Скажешь, что уходишь в родную деревню, где тебе найдут новую жену. Но ты вновь и вновь приходишь ко мне когда я просыпаюсь.

С приглушенным вздохом из груди вырвались рыдания. Я спрятала лицо, зарывшись в складках одежды Таийтвара, и он осторожно обнял меня за плечи.

- Ну, что такое? Саэрис, перестань! – его губы коснулись моего затылка. Поудобнее усевшись рядом со мной, любимый сгреб меня в охапку. – Не плачь! Люсиан дома, он вернулся сегодня очень поздно, потрепанный, но вернулся!..

Я притихла, услышав слова мужа. Люсиан! Мой маленький Люси, которого потеряли через несколько дней после его обряда Маски. Потерялся, в Лесу, нося Маску! Кто-кто бы поверил, но не я. С ним явно что-то случилось, поэтому он не смог вернуться. Отец говорил, что Винана отправилась его искать с ребятами. Нашли, значит!.. Как же хорошо!..

- Викка его лечит во всю. Белые постарались на славу, но наш сын очень крепкий. Вина сказала, что ему Маску даже сломали, а то бы они раньше смогли его притащить домой…

Викка, наш второй сын…  Добрый и такой славный мальчик! Когда меня ранили он первый пришел на помощь. От Зова отказался – только бы остаться дома и стать врачевателем. Слышала много – он стал очень опытным за прошедшие годы. Тяжелые раны, ожоги… даже раны от магии. Даже магии Белых, пытающихся выгнать нас из объятий Отца. Сломанная Маска – это очень плохо, но Люси под хорошим присмотром. Поправится, я знаю.

На губах появляется слабая улыбка, а после я чувствую как их касаются пальцы мужа. Прижав ладонь к щеке, я целую сильные и крепкие пальцы. Я ничего не говорю. Или редко. Все и так знают что мне нужно сказать или что я хочу сказать.

- И… Люсиан не один вернулся!.. Ты только представь – до самой деревни на себе, обращенном, тащил девочку! Алианку!, Белую!

Теперь я не сдержала удивленного вскрика. Сжимая пальцами руку мужа, я дрожала от шока и восторга. – Белое создание, живое! Так глубоко в Черном Лесу! Но зачем? Зачем мой сын принес ее? Почему Винана не остановила брата-близнеца и не прикончила дочь наших кровных врагов?.. А Отец? Почему сама Душа Леса не позаботилась о себе?..

- Тихо, ты чего? – Таийтвар засмеялся, помогая мне встать, поправляя на мне одежду и прижимая к себе. – Это правда! Белая девчушка, но чувство – будто это ее поймали, а не нашего Люси! Викка и ее лечит. Странная она – волосы не золотистые, а скорее медные, темноглазая. Вот уж удивительная!

- Где? – я не сдержала рвущихся наружу чувств. Сделала шаг, еще один, осторожно, но быстро добралась до входа в комнату. Таийтвар, кажется, догнал меня с трудом, взяв под локоть. – Отведи меня туда!

Босые ноги уже привыкли к прохладе пола, но, оказавшись в прохладной комнате, я даже немного оторопела. Пахло травами и хвоей. Последней – больше всего. Наверное, всю комнату отмыли ароматной водой со смолой. Я неловко мялась у входа, придерживаясь одной рукой за косяк двери, пока не услышала оклик сына.

- Матушка? – Викка, кажется был удивлен. Услышав, как он приближается, я протянула руку. Сын уже по привычке коснулся меня, подведя мою ладонь к своему лицу. Уже большой стал, это я чувствую по высоте поднятой руки. Высокий и крепкий. Совсем как отец. Вот только не спешит найти себе супругу, маленький и глупый Медвежонок!

- Мы пришли узнать как себя девчушка чувствует… - Таийтвар избавил сына от лишних вопросов, слабо сжимая мои плечи.



Митра Нурт

#35863 в Фэнтези

В тексте есть: магия, монолог

Отредактировано: 16.01.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться