Тьма в моей крови

Размер шрифта: - +

Глава 7. Память

Вы когда-нибудь тонули? Нет? Тогда вам, к счастью, не понять, что испытываешь в такой момент.

Я закрыла глаза, чтобы не видеть этих сверкающих капель. Но чувство, что я проваливаюсь, лечу в пропасть, только усилилось. Стало трудно дышать. Нет, не так... Я дышала полной грудью, но воздух вокруг меня превратился в кисель, наполненный отвратительно сладким запахом крови. Ноги отказывались держать. Сердце заходилось в бешеном ритме, выбивая о ребра барабанную дробь.

- Тебе же это нравится, Кара? Я прав?

Вязкие капли ползли по моему лицу. Шурш, я даже не хочу знать, что он сотворил со мной. И не хочу знать, что будет дальше.

Дрожь, родившаяся где-то в груди, начала распространяться. А я молила всех известных мне богов, чтобы он ничего не заметил. Сейчас я уже ничего бы не смогла сделать, но он… чего можно было ждать от него, я не знала. Двадцать лет назад ему удалось спастись. Как? И спасся ли тот темный маг? А может… он смог провернуть тот ритуал, использовав, убив… Глупости! Он не прятался тогда бы столько лет!

Словно иголочками закололо сначала ноги, затем руки. Недовольство чужой силы во мне исчезло, сейчас она была удовлетворена тем, что ей никто не мешает. Мой страх никуда не делся, но ее чувства затмевали мои собственные. С каждым вздохом мне казалось, что я становлюсь могущественнее. Пропадали глупые сомнения.

Люди? Они пострадают, но какое дело мне до этого?

Смерть? Умрет он. Умрут еще несколько десятков или сотен. И какая разница? Я их не знаю. Они не знаю меня. Хотя даже если бы и знала, это не имеет значения. То, чего хочу я, только это важно.

Мой будущий убийца, моя будущая жертва, не видел моего лица. Да, он развлекался, пытаясь срезать маску, которая таковой не являлась. Он снимал с меня кожу и знал это. Но я уже не чувствовала боли. Все мои ощущения сосредоточились чуть выше сердца – там набиралась сил сама смерть.

Четыре года назад, когда Карас еще был моим родным городом, эта сила смогла вырваться. В первый раз и я надеялась, что в последний.

Даж, мой первый и единственный мужчина, тот, ради кого я нарушала принципы и законы. Тот, кого я любила до безумия. Тот, кого я теперь ненавижу до отвращения. Тот, кого я никогда не смогу простить. Моя жертва…

После приюта пришлось очень долго скитаться. В шестнадцать у девушки без семьи выбор небольшой. Большинство тех, кто покинул его стены вместе со мной, ушли на улицы, торговать своим телом и молодостью. У меня же был Тыр и его поддержка. Я знала, что он поможет, пусть и не делом, но словом. Тыр отвлекал торговцев, пока я таскала их товары. Что можно было продать – продавала, а деньги откладывала. Ютились мы тогда в комнатке, выданной градоначальником в ветхой халупе в таком районе, что не будь у меня моего Монстрика, рассталась бы с девственностью, а то и с жизнью, еще в первый вечер. Именно после переезда я поняла, что магия для меня – единственный выход выбраться из нищеты. Там я прожила два года, учась, обзаводясь связями. И пытаясь контролировать ту силу, что пугала меня. Я не знала, что это, откуда она у меня, но ее неконтролируемые выбросы за одно мгновение лишали меня всего имущества. Однажды на меня напала собака – огромный бойцовский пес, которым живший неподалеку каторжник пугал всех. Я испугалась, сильно настолько, что разом перестала сопротивляться тогда еще небольшому давлению этой силы. И тьма, жившая в моей крови, вырвалась на свободу. Я видела, как ее щупальца остановили мчащегося на меня зверя, впиваясь ему под кожу. И никогда не забуду, как резко пес остановился, чтобы в следующее мгновение разлететься ошметками плоти и крови по деревянной мостовой. Не знаю, успел ли он понять, что с ним происходит, но я… Я чувствовала мрачное удовлетворение и муки совести одновременно. Эмоции. Мои и чужие. Страх и отвращение к самой себе. Растерянность.

Вернувшись в свою маленькую комнатку, а просто не знала, что мне делать дальше. Тыр, мой маленький спутник, единственный друг, пытался приободрить, но помочь ничем не мог. Он чувствовал мое отчаяние, мое нежелание жить дальше, бороться с собой. И все же именно он придумал, как сдерживать себя. Три дня моего добровольного заключения привели к тому, что мы нашли решение. Отныне все силы Тыра были направлены на сдерживание моего темного дара. А моей задачей стало иное. Я пыталась выяснить, что же это такое.

Найти работу – это стало целью номер один в моем списке. Та, что была до этого, перестала меня устраивать. Нет, я и дальше могла быть подавальщицей в довольно пристойном ресторане, но там я тратила много сил и времени, а оно теперь было мне необходимо.

И я устроилась младшим помощником библиотекаря в книгохранилище Караса. Это оказалось проще простого. Платили там мало, работы было много, но зато у меня был постоянный доступ к книгам. Естественно, в главный архив меня не пускали, но и тех знаний, которые я могла получить, было достаточно…

Мало-помалу, книга за книгой, я все больше узнавала о магии. Не о той, о другой. Это было странно. Нет, я и раньше скрывала многие свои способности, ведь в приюте за непохожесть на остальных можно было неслабо получить.

Однажды я задержалась допоздна, раскладывая книги об Отступниках, что привезли из какого-то частного собрания, пожертвованного городу. В тот день руки так и не дошли их полистать, но я дала себе зарок обязательно это сделать. Просто так, уже без всякой надежды найти что-либо важное.

Домой возвращалась все в ту же комнатку, но теперь приходилось ходить дальше, практически через весь город. Тыр, вместе со мной изучавший библиотеку, уже придумал к тому времени простые иллюзии, которые временно превращали меня в обычного человека. Да, в Карасе каждый третий был с демонской кровью, но нас все равно ненавидели, страшно ненавидели. Поэтому-то появляться после заката в истинном облике я боялась. Конечно, можно было запульнуть огненный пульсар или запустить небольшой смерч, но это означало выдать себя, привлечь внимание. А я боялась. По демонским меркая я была еще младенцем, а по человеческим – взрослой, состоявшейся личностью, и это несло определенные неприятности.  Поймай меня Патруль как демонское отродье, способное к магии, и моя участь была бы решена. Служение на благо страны где-нибудь в шахтах. Или смерть. Причем второе более вероятно. Ведь за меня некому было заступиться. Конечно, демоны старались следить, отыскивать своих отпрысков, но какова вероятность, что кто-то спасет меня?



Евгения Решетова

Отредактировано: 28.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться