То, что прячется в кустах

Размер шрифта: - +

Куст второй. Кровавые шипы. Часть десятая

В комнату вошел Рейджи с серебристым подносом в руках. От удивления я даже села в кровати, не в силах поверить увиденному. Он действительно принес поесть? Но охватившая радость тут же сменилась подозрением. С чего бы это вдруг такая милость? Я с опаской наблюдала, как молодой человек медленно обошел кровать и поставил поднос с моим потенциальным ужином рядом со мной. Затем взял стул и сел напротив, положив ногу на ногу и скрестив руки. С усилием оторвав взгляд от вожделенной еды, с недоверием посмотрела на Рейджи.

— Ч-что это?

— Карбонара, — казалось, ни моего вопрошающего взгляда, ни глупого вопроса он не заметил, — я приготовил ее специально для тебя. Наслаждайся.

Специально? Для меня? Наслаждайся?!

Я снова посмотрела на тарелку. От пасты исходил дурманящий аромат. В переплетениях спагетти виднелись аппетитные кусочки бекона. Рот мгновенно наполнился слюной, требую пищу. Но если раньше у меня были сомнения, то теперь точно уверена: есть нельзя.

— С-спасибо, — неуверенно протянула, переводя взгляд на Рейджи. Тот мягко улыбнулся в ответ на благодарность:

— Поторопись, а то остынет.

Глаз нервно дернулся. Поправка: есть КАТЕГОРИЧЕСКИ нельзя.

— Извините, я … не могу, мне нехорошо… немного…

— Я понимаю, ты очень ослабла. Давай, я помогу, — все с такой же милой улыбкой, юноша пересел на мою кровать и взял вилку, намотав на нее спагетти, — открой рот. Быстрее.

Нет, я не открывала рот, у меня от шока просто упала челюсть. Чем незамедлительно воспользовался мой противник. На языке почувствовалось медленное скольжение металлических зубьев.

— Хорошая девочка, — он аккуратно вытащил вилку и вновь улыбнулся.

Я закашлялась, подавшись от такой доброты.

— Спасибо. Очень вкусно. Я дальше с-сама.

Осторожно забрав столовый прибор из его рук, принялась за ужин. Добровольно и самостоятельно. Ибо в противном случае, его в меня принудительно запихают. Паста и, правда, была бесподобно вкусной и могла бороться за звание коронного блюда в каком-нибудь крутом ресторане. Это немного скрашивало гнетущие мысли о том, какие «фирменные» ингредиенты он в нее мог добавить. Хотя на вкус ничего постороннего не ощущалось. Может, я слишком подозрительна?

Доела почти с аппетитом, даже забыв про смущающий внимательный малиновый взгляд. Но как только дошла очередь до чая, сомнения вновь вернулись.

— Это обыкновенный чай, — перехватив мой напряженный взгляд, доброжелательно пояснил Рейджи.

Я неуверенно сделала глоток. Неужели без яда? Как всё подозрительно. Но это, действительно, оказался самый обычный черный чай, немного сладкий. По телу вместе с приятным теплом от тонизирующего напитка, разливалось спокойствие и раскаяние. Похоже, я поторопилась с выводами относительно Рейджи. В конце концов, даже безжалостный язвительный садист способен на нечто хорошее, например, на вкусный ужин. Искренние слова благодарности завертелись на языке. Я взглянула на молодого человека, собираясь их озвучить. Если посмотреть на ситуацию с его стороны, то я и, правда, доставила много проблем.

— Рейджи…

— Так как прошлый чай ты неблагодарно вылила, — я запнулась и покраснела, — то в этот раз я добавил яд в пасту.

А затем побледнела. Он произнес это таким довольным будничным тоном, словно на самом деле рассказал интересный рецепт, а не сделал признание, что только что отравил человека. Поборов желание вылить оставшийся чай ему на голову и полюбоваться, как по его красивому высокомерному лицу стекает столь горячо любимый им напиток, я спокойно взяла полупустую чашку в руку. Погибать, так достойно. И нацепив непроницаемую маску, с видом гордого аристократа перед казнью, невозмутимо допила чай. Поставила поднос с посудой на прикроватный столик. А потом с тем же невозмутимым видом, схватилась за подушку, намереваясь стереть несносную усмешку с его лица, но не успела и замахнуться. Перехватив мои руки за запястья и навалившись всей своей тушкой (по ощущениям — слоновой), Рейджи прижал меня к кровати.

— Как невежливо пытаться меня ударить после того, как я был столь любезен и приготовил тебе ужин. У тебя совсем нет никаких манер.

— Да ты… — я буквально задохнулась от возмущения.

— И как самодовольно думать, что у тебя это получится.

В глазах начало темнеть, тело постепенно наливалось парализующей болезненной слабостью. Похоже, отрава начала действовать, и времени у меня осталось немного. А так хотелось напоследок высказать этому клыкастому выскочке все, что о нем думаю. Собравшись, я прошипела ему в лицо:

— Ты сам грубый, невоспитанный, бессердечный зануда!

И не зная, как еще напакостить обидчику, резко подалась вперед и, отчаянно впившись в его губы, укусила изо всех сил. Ощутив во рту солоноватый металлический привкус, я довольно откинулась на подушки и с чувством выполненного долга провалилась в темноту.

В комнату вошел Рейджи с серебристым подносом в руках. От удивления я даже села в кровати, не в силах поверить увиденному. Он действительно принес поесть? Но охватившая радость тут же сменилась подозрением. С чего бы это вдруг такая милость? Я с опаской наблюдала, как молодой человек медленно обошел кровать и поставил поднос с моим потенциальным ужином рядом со мной. Затем взял стул и сел напротив, положив ногу на ногу и скрестив руки. С усилием оторвав взгляд от вожделенной еды, с недоверием посмотрела на Рейджи.



Элли Вальмонт

Отредактировано: 10.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: