То, что прячется в кустах

Размер шрифта: - +

Куст второй. Кровавые шипы. Часть четырнадцатая

 

От одного взгляда на печальную физиономию Канато захотелось вернуться в комнату и прыгнуть с балкона вниз головой, ибо личный вампирский кошмар начал набирать обороты. Поборов малодушный порыв, натянула улыбку и как можно доброжелательнее поздоровалась:

— Добрый вечер, Канато.

Взгляд упал на сжатую в руках парня игрушку. Пожалуй, с мишкой тоже надо поздороваться.

— Добрый вечер, — как там его… Бредди… Педди… — Тедди.

Точно, Тедди! Еле вспомнила. Может быть, получится быстро отделаться.

Тонкие бледные губы парня недовольно сжались.

— Не могла бы ты не фамильярничать с Тедди.

Похоже, вечер все же недобрый. Но терять нечего, так что продолжаем.

— Извини, просто Тедди такой милый, что я не могла с ним не поздороваться.

Хмурое лицо юноши просветлело. Господи, как же с психами все же сложно.

— Да, Тедди очень милый…

Да жуткий он! Жуткий одноглазый медвед из фильма ужасов! Только большого окровавленного ножа не хватает и ухмылки!

— А я проснулась и проголодалась. Хотела спросить Юи, можно ли воспользоваться вашей кухней.

Но я сама милота. Да.

— Я тоже голоден, — юноша склонил голову влево, не отрывая от меня пристального фиалкового взгляда.

Это намек? Нервно сглотнула, из последних сил стараясь, чтобы мое «дружелюбное» лицо не перекосило.

— Что собираешься готовить?

— Бляин, — от безнадежности ситуации поднялась досада и раздражение: время, отведенное Аято на душ, стремительно тает, бежать надо, а не кулинарные беседы вести, — как тебя увидела, сразу подумала: «Бляин! Хорошее начало вечера!»

— Ты надо мной издеваешься? — тонкие темные брови сдвинулись к переносице, уголки плотно сжатых губ опустились вниз. В холодном спокойном тоне явственно проскользнули нотки злости и грядущей истерики.

И в памяти вспыхнула сцена в саду, когда легким движением его руки Юи отлетела в розовые кусты. Но здесь смягчающих полет и посадку клумб нет. Вот зря не верила, что страшные фильмы вредны для юной психики. Лучше бы мелодрамы смотрела, как все нормальные девочки, или, на крайний случай, эротику, как все нормальные мальчики. Детализации, с которой воображение расписало мою размазанную по стене тушку с кровавыми разводами и брызгами, позавидовал бы сам Стивен Кинг.

Я слегка мотнула головой, прогоняя видение. Нет, не надо истерик. К тому же, на шум явятся остальные. По крайне мере, один красноволосый гад точно. Одинокий завтрак Канато перерастет в семейный ужин. И тогда мне точно конец. Это Юи как банк крови с бесконечными запасами, а я обычный человек. Во мне все-то пара литров. А еще я жадина!

— Почему? — старательно состроила расстроенно-обиженное лицо, — просто вспомнила, что ты любишь сладкое. А бляин — сладкий десерт, полезный.

Если такомами прокатили, то, может, и с бляином выйдет. Да и объяснить свой «радостный» вскрик при встрече тоже не помешало бы.

За несколько секунд тишины под скептическим раздраженным взглядом, я успела мысленно два раза упасть на колени с причитанием на несправедливую судьбу, расплакаться и во всем признаться, три раза убиться об стену и один раз о паркет головой с завыванием «Ну зачем ляпнула такой бред?!», и тихо, мирно попрощаться с жизнью со злорадно-утешительной мыслью «Ну хотя бы сессию сдавать не придется. Все равно к ней не готовилась» и скорбно-досадливой «К черту диету! Надо было утром все эклеры съесть!»

Я настолько углубилась в переживания, что в первое мгновение даже не поняла, что Канато вновь заговорил:

— Я не слышал о таком.

Надо же, у нас нашлось нечто общее! Я тоже не слышала. Но лучше бы не слышала тебя. И не видела. Ну почему ты вылез из своего гробика и решил прогуляться по именно этому коридору и именно сейчас?! Исчезни, малолетнее жуткое видение, мне же бежать надо!

— А это… — давай, Аля, соберись, — непопулярный рецепт.

«Непопулярный» равносильно «невкусный». Подобная характеристика должна отбить желание попробовать неизвестный десерт. Да я профи! Впору семинар проводить «1001 способ накручивания лапши на уши для чайников».

Недоверчиво-раздраженное выражение лица Канато сменилось на высокомерно-задумчивое:

— Тогда будь добра, приготовь и для меня тоже.

Я нервно моргнула. Тысячи маленьких молоточков тревожно забили по вискам. Пути вампирской логики оказались дремучи и неисповедимы.

— Конечно, — мило улыбнулась, чувствуя, как все мои гениальные мысли в панике разбегаются с воплями: «SOS! SOS! Как готовить эту хрень!»

Парень развернулся и зашагал по коридору, по всей видимости, на кухню. Я покорно пошла следом, изображая радость и энтузиазм, ощущая себя при этом несчастной животинкой, которую ведут на убой. Сверля глазами фиолетовый затылок, усиленно представляла, как Канато спотыкается, ударяется головой и теряет сознание. На него падает большая и, наверняка тяжелая, антикварная ваза, мимо которой мы проходили, и разбивается о светловолосую голову, юноша падает, теряет сознание. Лестница. Его нога подворачивается, и он кубарем летит вниз и… Ну, а дальше вы поняли, да? И еще множество несчастных случаев с потерей сознания и летальным исходом, которые могут произойти с маленькими мальчиками по пути из коридора на кухню, включая разверзнувшийся под ногами ад, божественную карающую молнию и мини апокалипсис в пределах особняка с провалившимся полом, обрушившимся потолком и погребением заживо. Да от одного моего взгляда он давно должен был воспламениться! Но, видимо, процесс материализации мыслеформ еще требует доработки, а вампиры очень удачливые и живучие существа. Так что до места назначения добрались без происшествий, даже ни с кем не столкнувшись. Хоть в этом повезло.



Элли Вальмонт

Отредактировано: 10.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: