То ли черт, то ли Алмасты

Размер шрифта: - +

То ли черт, то ли Алмасты

Базовый лагерь геологи разбили в 40 км от Эльбруса на берегу реки Хасаут. Это место называлось Долиной нарзанов. Там били из земли многочисленные струи углекислой минеральной воды. Они и дали название местности.

Было раннее утро июньского дня. В лагере находилось девять человек: пятеро мужчин и четыре женщины. На большой поляне под натянутой парусиной стоял стол на козлах, по бокам от него — сколоченные из свежесрубленных толстых ветвей скамейки. В этой походной столовой завтракали невыразительным члены экспедиции.

Самым старшим, по возрасту и должности, был начальник отряда кандидат геолого-минералогических наук Юрий Петрович Крупнов — высокий, худощавый мужчина спортивного типа, лет сорока, с причёской "ёжиком" и проницательными серыми глазами на мужественном лице.

Полной противоположностью ему, по внешним данным, являлся старший научный сотрудник Сергей Маркович Либерман, химик по образованию. Длиннющий, с глубоко посаженными глазами на узком лице, с буйной растительностью на голове и маленькой лысиной на макушке.

Около Юрия Петровича восседала энергичная женщина бальзаковского возраста с жёсткой "химией" на голове и невыразительным лицом без следов, даже былой, красоты на лице — ветеран экспедиции инженер-химик Клавдия Васильевна Ершова.

Пятерку мужчин дополняли: геологи Артём и Олег и водитель походного «Газика» Анатолий — молодые, красивые ребята в возрасте 23-25 лет.

Рядом с ними сидели две девушки: лаборантка Нина, только что окончившая техникум, подвижная, худенькая, светловолосая с печальными голубыми глазами и короткой стрижкой "каре" и ее ровесница, коллектор Саша, с красивой, пропорционально сложенной фигурой, русой косой до пояса, лучистыми карими глазами и ямочками на щеках.

Третьей девушкой, находившейся чуть поодаль, была повар Женя — яркая шатенка лет двадцати пяти с округлыми формами, копной волнистых волос и лукавыми карими глазами.

Все с недовольными лицами, лениво ковыряя в алюминиевых мисках ложками, ели вчерашнюю перловую кашу с размочаленными кусочками говяжьей тушенки. Неторопливо и молча наполняли ложку тягучей массой и медленно без эмоций направляли в рот этот, надоевший всем, источник углеводов и белков.

Все, кроме Жени. Она сидела, понурив голову. С приготовлением завтрака девушка опоздала. Если быть точнее, она, вообще, его не готовила, чем и вызвала общее недовольство. На завтрак ожидали тушёную капусту с мясом. Артём с Олегом вчера принесли дичь, а Толик привёз из аула свежую капусту.

Женя чувствовала себя виноватой и хотела объяснить всем, почему так получилось.

— Ко мне ночью в палатку чёрт заглядывал с козлиными рогами и копытами… — нарушила она всеобщее сердитое молчание.

— Чертей не бывает, — резко сказала Клавдия Васильевна, отодвигая от себя тарелку с недоеденной кашей.

— Это к тебе Анатолий, наверное, заглядывал, — хихикнула Нина, запивая чаем тягучую массу. — А ты его с чёртом спутала.

Анатолий облизал ложку и, шутя, стукнул ею Нину по затылку, разрядив немного обстановку.

Но Жене было не до шуток. Все еще пытаясь оправдаться, она произнесла:

—Тогда, значит, это был Алмасты, но только с рогами. Рога, как турецкие сабли…

— Женя, перестань говорить глупости. Алмасты, по описанию свидетелей, не рогатое существо. И, вообще, вряд ли оно … он… существует, — оборвала её Клавдия Васильевна.

— Не верите, что я его видела? Я не вру! — проговорила Женя с обидой.

— Хватит трепаться, — грубо сказал Артем. — Проспала. Имей мужество сказать об этом.

— Но я же его видела! Честное слово видела…

— Ты честным словом-то не разбрасывайся, — прервал ее Олег.

Но Женя упорно продолжала оправдываться:

— Он был лохматым, с горящими глазами... и рогами. Из- за него и завтрак не приготовила. Я не проспала. Я, вообще, из-за этого чудища полночи в палатке, как истукан, просидела.

— Все. Прекратим этот никому ненужный разговор, — сказал, как отрезал, Юрий Петрович.— Извинись , Женя, перед всеми и постарайся больше так не делать.

— Извините… — со всхлипом проговорила Женя. Голос сорвался. Захлестнула обида. Большая прозрачная слеза скатилась по щеке и упала в миску с перловкой.

Наступила неловкая, напряженная тишина…

— Женя не врёт. Она говорит правду, — неожиданно громко прозвучал Сашин голос.

— Что? — как по команде, одновременно воскликнуло несколько человек, с удивлением посмотрев на защитницу нерадивой поварихи.

— Да, она могла его видеть, — спокойно повторила Саша, не обращая внимания на удивленные взгляды и вопросы. И улыбнувшись добавила:

— Но это не чёрт и не Алмасты…

Договаривать свою фразу девушке не пришлось, так как в этот момент рядом с ней из-под стола появилась косматая голова с горящими глазами, лохматой бородой и рогами.

От неожиданности на какое-то мгновение все онемели. Время застыло на месте.

— Козел! — воскликнул Олег, первым отреагировав на столь необычное явление.

— Козёл? — изумленно проговорила Женя, — разглядывая лохматое существо.

— Козлоногий сатир… Спутник бога вина и веселья! — со смехом сказал Артем.

А Сергей Маркович, глядя на Женю, шутливо продекламировал:

— То фавн — угрюмый житель лесов и гор крутых,

Докучливый гонитель пастушек молодых. * *

— Откуда здесь взялся козел? — озадаченно произнёс Юрий Петрович.

— Он вчера вечером, когда я возвращалась с маршрута, увязался за мной. Мы пришли вместе… — сказала Саша.



Валентина Лада

Отредактировано: 15.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться