Точка искажения

Font size: - +

Часть 2. Глава VI

Звуки волынки и барабанов доносились со стороны стадиона чуть ли ни с рассвета, и ближе к началу соревнований у Эйлин разболелась голова. Так что, сидя недалеко от выхода, она даже радовалась началу ежегодного турнира. Спорт мало интересовал Эйлин, она предпочитала йогу и медитацию, но такие виды укрепления тела и духа не значатся в списке состязаний.

Первая неделя ноября выдалась зябкой. К счастью, сегодня хотя бы дождь не моросил. Холодные лучи низко посаженного солнца не грели, но создавали настроение – как раз для турнира. Эта давняя традиция, любимая студентами, самой Эйлин казалась лишенной смысла. Ведь это не спортивные соревнования, а своего рода магическая выставка-ярмарка достижений и умений.

В течение недели каждый из трех факультетов выступит с большой программой, а в пятницу лучшие маги всех отделений сойдутся в финале.

Вчера мастерством хвастались студенты факультета прикладной магии. Эйлин так увлеклась изучением аспектов магической войны, что совсем забыла о грандиозном событии и наверняка бы пропустила, если бы не Лири, которая буквально силой затащила ее на стадион.

Естественно, вся слава в представлении факультета досталась боевым магам. Хотя зельевары проделали не меньшую работу, приготовив эликсиры защиты и усиления способностей. Но нюансы мало кого интересовали, главное – зрелищность. Ноэль, естественно, отличился.

– Заметила, как он на меня все время поглядывает? – комментировала Лири, выкрикивая слова поддержки и размахивая флажком с эмблемой факультета.

В этом году показательным выступлением магов стала имитация поединка стихий. Распорядитель, которого гордо провозгласили герольдом, громко объявлял участников и суть их свершений.

Делагарди, известный сильной связью с водной стихией, явил на стадионе ледяного воина, стилизованного под японского сегуна: в рогатом шлеме, с топором и мечами за спиной. Его противник – тоже кто-то из третьекурсников – воссоздал огненного льва. Фигуры, превосходившие человеческий рост раза в три, появились на противоположных сторонах поля. Поклонившись зрителям, они ринулись навстречу друг другу; леденящий душу звон шагов воина, который будто разбивал невидимые стеклянные преграды, смешивался с ревом огня. Сегун оставлял на траве изморозь, монстр – выжженные следы. В момент, когда они слились в смертельном ударе, оба перестали существовать, с шипением обратившись в пар. Стадион заволокло туманом. Эйлин слегка замутило: обстановка напомнила тот магический кошмар в галерее. Лири прикрыла рот ладонью и капризно протянула:

– Ну-у-во-от! Теперь Ноэля совсем не видно.

Еще один боевой маг-стихийник, как догадалась Эйлин, поднял ветер, который разогнал туман. Зрители ликовали. Да-а, факультету менталистов будет сложно победить, но как можно сравнивать? Система оценки казалась Эйлин крайне запутанной и несправедливой: затраченные ресурсы, чистота исполнения заклинаний, их оригинальность и полезность.

С другой стороны, у менталистов по крайней мере был шанс, в отличие от некромантов, которые выступали сегодня.

Некромантов не любили в принципе. Конечно, магию смерти сложно назвать привлекательной, но такое предвзятое отношение сродни лицемерию: как грязную работу сделать, так пожалуйте, а поблагодарить уже брезгуют. В некотором смысле, все некроманты попадали в разряд «торсов», только без дурной мировой славы: «те маги» – без уточнения, без примет.

Обычно факультет черной магии представлял на турнире очень неоднозначные, спорные умения, если подобное описание применимо к совершенно не зрелищной магии смерти. Эйлин слышала, что в прошлом году они из кучи пепла возрождали деревья, предметы и даже животных. Правда, жило такое вернувшееся из небытия существо недолго.

А еще в каком-то году – этот эпический случай до сих пор пересказывали – некроманты устроили сюрприз: никого не предупредив, откопали на местном кладбище человеческие останки. Позже выяснилось, что их поощрил тогдашний куратор, человек с больным воображением и специфическим чувством юмора, которого после случившегося благополучно уволили. В общем, некроманты устроили танец зомби под песню Майкла Джексона. Многим зрительницам было плохо. А за некромантами закрепилась слава не совсем здоровых ублюдков.

На сей раз, к счастью, они решили обойтись без полуразложившихся трупов и прочей мерзости. Хотя… Факультет черной магии славился своим анатомическим театром, в котором нашлось место для скелетов редких, в том числе давно вымерших животных. Команда некромантов представила зрителям мутантов, сложенных из костей различных видов.

Программу открыл странный пес с головой быка. Правда, не добежав до середины стадиона, он развалился с глухим стуком. А прямо сейчас сердца зрителей пытался покорить Пегас, которым управлял Реннен. В академии не заставляли носить форму, но на турнир ее полагалось надевать. И, что душой кривить, Торс выглядел отлично в длинном черном плаще поверх классического костюма. Собственно, даже в обносках он все равно казался бы сказочным принцем… вернее сказочным уродом. Об этом нельзя забывать.

Эйлин досадливо вздохнула и сложила руки на коленях. В команды обычно брали только старшекурсников, а если кому-то из начинающих и удавалось туда попасть, то разве что на роль ассистента, принеси-подай. Эйлин собиралась изменить расклад и попасть в команду иллюзионистов, которые выступят завтра, но последний зачет все испортил. А быть на побегушках – уж увольте. Тем более, есть дела поважнее.

Карт-бланш от ректора Эйлин использовала на всю катушку. Правда, наблюдения за Ренненом в столовой вчера и сегодня ничего не дали. Его жизнь казалась скучной и обыденно          й. С другой стороны, глупо привлекать внимание, если причастен к похищению.

Эйлин словила себя на том, что снова царапает ногтями кутикулу. Нервы. Это плохо. Дурацкая привычка появилась еще в Бродике после исчезновения Реннена. Столько сил пришлось потратить на попытку от нее избавиться! Постоянно носила кружевные перчатки, коротко стригла ногти, но ничего не помогало, в итоге пальцы саднили.



Елена Соловьева Елена Лир, Елена Лир

Edited: 31.08.2016

Add to Library


Complain




Books language: