Точка невозврата. Книга третья: Новое измерение

Размер шрифта: - +

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Питер Джексон выключил телевизор. Руки его тряслись. «Боже мой», – проговорил он. «Этого не может быть, не может быть!» – пролепетал он.

Герой взял радиотелефон и набрал номер. Раздались длинные гудки. Джексон нарезал круги по комнате, он не мог найти себе места. «Возьми трубку. Умоляю тебя, возьми», – нервничал Питер. Но на том конце провода никто не отвечал. Не мешкая ни минуты, он позвонил на домашний телефон, затем на рабочий. Но ни там, ни там не брали трубку.

«Так не бывает, не бывает!» – пробубнил герой и посмотрел на светофор. Горел красный свет. «Ну, давай же. Где зелёный?» – ворчал Питер нервно. Джексон глубоко вздохнул. Но это не помогло. Напряжение только возрастало.

Питер Джексон проехал пару кварталов и остановился. Движение было перекрыто полицейскими. «И что теперь делать? – задал вопрос Джексон. – Дома его нет, к офису не проехать».

Неизвестность изводила героя, пугала до полусмерти. «Телефон наверняка разрядился», – пытался убедить себя Питер. Джексон больше не мог ждать. Он вышел из автомобиля и кое-как проскочил полицейские заставы. Вокруг было много людей. Спасатели работали в авральном режиме.

Он бежал, сломя голову. Вдалеке показались развалины небоскрёба. То и дело прибывали пожарные машины. Кареты скорой помощи увозили раненых.

Питер остановился, он тяжело дышал. Он посмотрел на здание, где находился офис Джима Кёртиса. Бизнес-центр получил незначительные повреждения. От ударной волны все стёкла полопались, но сама высотка выстояла.

Питер уже собирался войти внутрь строения, как раздался звонок. Он с надеждой посмотрел на дисплей сотового телефона и облегчённо вздохнул.

– Ты сейчас где? – произнёс Джексон громко.

– Домой еду. Что-то случилось?

– Ты разве не в курсе?

– Нет.

– Самолёт врезался в небоскрёб.

– И что?

– Джим, ты не понял. Здание напротив твоего офиса рухнуло.

– Как рухнуло?

– Самолёт врезался. Потом взрыв, пожар и здание рухнуло.

Наступил вечер. Питер сидел и размышлял над тем, что произошло за минувший день. В голове роились тысячи вопросов. И каждый из них требовал немедленного ответа. От напряжения голова гудела и трещала по швам. Джексон выбился из последних сил, чувствовал он себя при этом очень скверно.

Выпив таблетку от головной боли, Питер начал готовиться ко сну. Он взбил подушку, поправил белоснежную простынь и расстелил одеяло. Герой лёг в кровать и сам не заметил, как погрузился в глубокий, крепкий сон.

Джексон вновь оказался около сломанной двери. Бледное солнце жестоко пекло на чистом голубом небосводе. Далеко на горизонте виднелись горы. Вокруг ни души. Даже ветер стих, боясь нарушить мёртвую тишину.

Питер крутился вокруг себя. Он почувствовал нечто необычное. Джексон смотрел на небо, на безжалостное солнце, на бескрайние пески и не мог понять одно. Он ощущал, что что-то изменилось, но не мог взять в толк – что именно. Всё было таким же, как и раньше, и одновременно другим. Главное всё время ускользало от него. Это чувство будоражило сознание Питера.

«Что изменилось?» – задал он вопрос в никуда. Питер не ждал ответа. Он уже привык, что все его вопросы в этом видении оставались без внимания. Но на сей раз вышло иначе. Питер получил сообщение. «Ты принял свою мечту, принял себя», – услышал он.

Тут произошло неожиданное. В дверном проёме засияло яркое голубое свечение. Тёплый свет с каждой секундой разгорался сильнее, пока не заполнил собой всё вокруг. Питер Джексон увидел, как тысячи одинаковых дверей проносились мимо него с молниеносной скоростью. Наконец-то одна из них остановилась. Дверь медленно открылась, и Питер оказался на берегу лазурного океана. Дул свежий бриз, нашёптывая свои песни. Высоко на небе важно и церемонно плыли пушистые молочные облака. Птицы звонко напевали свои весёлые трели.

Питер услышал отголоски дивной музыки. Аккорды доносились откуда-то с востока. Чарующие звуки будили в герое самые нежные и трепетные воспоминания. Прекрасные отзвуки пробуждали в нём светлые и добрые чувства. Музыка звала Питера. Он не мог противиться зову, да и не хотел. Шестое чувство подсказывало, что следует идти на этот волшебный призыв. Питер Джексон послушался себя. На этот раз у него не было никаких сомнений, и он уверенно пошёл на чудесные звуки.

Питер долго брёл по берегу тёплого океана. Солнце медленно опускалось за горизонт, уступая свои права месяцу. Небо окрасилось в жёлто-оранжевые, огненно-красные и пурпурно-фиолетовые тона. Изумрудные волны разбивались о жёлтый песчаный берег. Чарующие звуки становились всё громче и громче. Отдельные аккорды сливались в изумительную симфонию. Сердце героя забилось в унисон с музыкой.

Джексон остановился. Его взору открылось зрелище неземной красоты. Он стоял перед высокими золотыми воротами. Между двумя створками была узкая щель. Оттуда пробивался ослепляющий голубой свет. Невидимый оркестр играл прекрасную симфонию, написанную гениальным композитором.

Питер Джексон немного пришёл в себя. Он осмотрелся по сторонам. Людей было много. Это были дети, подростки и взрослые. Все они были одеты в разные одежды. С южных склонов спускались ещё несколько человек.

– Что это за место? – обратился Питер к первому встречному.

– Это восточные ворота. Я пришёл сюда четыре дня назад, – ответил мужчина лет тридцати. – Вот, сижу и жду.

– Чего? – удивился Питер.

– Странный вопрос. Мы ждём, когда ворота откроются.

Наступила долгожданная суббота. Питер Джексон сильно соскучился по сыну и всей душой желал его увидеть. Джексон ехал в потоке машин по автостраде. Он посмотрел на спидометр, потом на наручные часы. До места назначения оставалось где-то полчаса езды. Питера одолевали вопросы, на которые он не знал ответов. Чтобы хоть как-то отвлечься от своих вездесущих мыслей, Питер включил радио.



Мелиса Йорк

Отредактировано: 15.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться