Точка возврата

Font size: - +

Глава 8. «Там живут несчастные люди-дикари…»

Часть  вторая

Первая  фаза  эксперимента

Реальность  виртуальная.  Время  игровое..

 

Глава  восьмая. 

«Там  живут  несчастные  люди-дикари…»

 

Всего  лишь  на  два  или  три  десятка  шагов  Виктор  успел  отойти  от  Перепутья  и  вот  —  за  спиной  глухая  скала,  а  впереди  небольшая  полянка  с  вросшим  посередке  валуном.  Не  диким… 

То  есть,  камень,  конечно,  самый  натуральный  —  замшелый  и  в  меру  обветренный,  но  со  стороны,  обращенной  к  Виктору  гладко  отесанный,  наподобие  стелы.  И  даже  покрытый  целой  россыпью  непонятных  значков,  явно  искусственного  происхождения.

—  М-да,  вот  и  наглядное  пособие  того,  что  «поспешишь  —  людей  насмешишь»,  —  пробормотал  Лысюк.  —  Надо  было  все-таки  задержаться  в  Гимназиуме  и  освоить  «многоязычие».  Не  пришлось  бы  теперь  гадать,  чего  там  нацарапано.  «Добро  пожаловать»,  или  «Ахтунг!  Двери  закрываются!». 

Виктор  осторожно  подошел  ближе  к  камню  и  убедился,  что  тот  действительно  поставлен  здесь  не  для  красоты.  Влево  и  вправо  от  него  вились  две  тропинки.  Левая  —  едва  заметная,  почти  совсем  нехоженая.  Тогда  как  правая  была  утоптана  не  одним  десятком  сапог.  Именно  сапог,  а  не  копыт  или  лап.  Кто-то  из  последних  проходивших  через  Перепутье  попал  сюда  в  дождь,  и  оттиск  подошвы  все  еще  был  запечатлен  в  подсохшей  грязи.

Тот  же  след  подсказал  Виктору,  что  между  тем  человеком  и  ним  самим  по  тропинке  больше  не  ходили.  Поскольку  края  оттиска  немедленно  осыпались,  стоило  к  ним  прикоснуться.  Супесь  не  глина  и  особой  стойкостью  не  отличается…  Логично,  в  общем-то.  С  учетом  того,  что  выход  из  Гавани  закрыт.

—  А  не  тот  ли  это  перекресток,  о  котором  упоминал  Жнец?  Вопрос.  Что  ж,  не  будем  гадать  и  пойдем  вслед  за  большинством.  Во-первых,  —  часть  их  наверняка  умела  читать  и  выбор  делала  осознанный.  А  во-вторых,  —  мне  же  подельнику  Ястреба  весточку  передать  надо.  Значит,  не  в  пущу  прятаться,  а  к  людям  пробираться... 

Виктор  водрузил  рогатину  на  плечо.  С  непривычки  она  ему  только  мешала:  наперевес  —  слишком  длинная,  использовать  как  посох  —  неудобно.  Того  и  гляди,  себе  же  глаз  выколешь.  Только  на  плече  и  нести,  как  кол.

Сразу  за  поляной  начинался  лес.  Не  пригородная  зона,  где  мусора  больше  чем  чахлых  кустов,  а  настоящая  дикая  «зеленка». 

Какое-то  время  лес  молчал,  приглядываясь  к  чужаку,  а  потом  как-то  вдруг  разразился  стуком  топора.  Вернее  —  целой  артели.  Один  удар  от  другого,  да  еще  приглушенный  расстоянием  и  чащей  отличить  сложно,  но  что  рубили  деревья  не  меньше  как  в  четырех  местах  сразу,  Виктору  понять  удалось. 

Один  лесоруб  наносил  удары  редко,  но  в  полную  силу.  Двое  —  частили,  словно  соревнуясь,  кто  быстрее,  но  при  этом  экономили  силы.  Четвертый  скорее  тюкал,  чем  рубил.  Видимо,  очищал  поваленные  стволы  от  веток.

—  Utkikk*!  (норв.,  —  *Берегись!)  —  закричали  в  этот  момент  в  два  голоса  невидимые  дровосеки. 

Следом  послышался  громкий  треск,  а  еще  секунду  спустя  огромное  дерево  глухо  ухнуло  об  землю. 

—  Добро  пожаловать  дорогой  друг  Карлсон.  Ну  и  ты  Малыш  тоже  заходи…  —  пробормотал  Виктор.  —  Пойду,  гляну:  куда  тут  щепки  летят...



Олег Говда

Edited: 04.01.2016

Add to Library


Complain




Books language: