Точка возврата

Font size: - +

Глава 20. «Налево пойдешь, коня потеряешь…»

Глава  двадцатая 

«Налево  пойдешь,  коня  потеряешь…» 

 

Первая  мысль,  посетившая  Леонида  после  того,  как  он  очнулся  и  попытался  открыть  глаза,  была  о  том,  что  пора  бы  знать  меру.  Тридцатник  на  горизонте  маячит,  а  он  все  как  в  студенческие  годы  гуляет  до  упаду.  В  результате  имеется  жесточайшее  похмелье  и  перспектива  отправиться  на  работу  с  головой,  из  которой  даже  таблица  умножения  высыпалась…  в  салат.  Имелся,  конечно,  запасной  вариант:  забить  на  все,  сказаться  больным  и  не  пойти  на  работу.  Но,  несмотря  на  хорошие  показатели  и,  как  следствие,  некоторую  снисходительность  начальника,  наглеть  не  стоило.  Чтоб  заработать  репутацию,  надо  хорошенько  попотеть,  а  потерять  можно  в  одно  мгновение.  Разом  с  вполне  хлебной  должностью. 

Бурый  вздохнул,  заворочался  и  попытался  разлепить  веки.  В  отличие  от  рук  и  ног,  которые  упорно  не  желали  подчиняться  хозяину,  глаза  открылись.  А  вместе  с  дневным  светом  на  Леонида  нахлынула  и  остальная  действительность.  В  виде,  звуков  и  запахов  не  имеющих  ничего  общего  не  только  с  городской  квартирой,  но  и  цивилизованным  образом  жизни  в  целом… 

Пахло  сырой  землей,  свежим  навозом  и…  рыбой.  А  слегка  мутноватая  и  не  сфокусированная  картинка  демонстрировала  нечто  из  древней  истории  поморов. 

Оля,  чуть  отступив  за  спину  Виктора,  настороженно  поглядывала  на  троих  индивидуумов,  наряженных  как  для  съемок  фильма  «И  на  камнях  растут  деревья».  То  бишь,  что-то  о  викингах.  А  его  лучший  друг  Виктор  Лысюк  глядел  на  них  совершенно  без  удивления,  хотя  и  имел  связанные  руки. 

Кстати,  дальнейший  личный  досмотр  выяснил,  что  конечности  пошли  в  глухой  отказ  не  из-за  сепаратизма  и  демонстрации  независимости,  а  потому  что  Леонид  оказался  плотно  закатан  в  рыболовецкую  сеть.

«Бом!»  Тревожный  звонок  прогудел  набатом,  заставив  Бурого  поморщится  от  боли  в  затуманенных  мозгах.

—  Я  должен  тебе  одну  жизнь,  чужак…  —  говорил  седобородый  здоровяк,  обращаясь  к  сидящему  рядом  Виктору.  —  А  никто  не  посмеет  сказать,  что  Берк  Легкое  Весло  не  платит  по  долгам. 

Стоявший  рядом  трелль  тут  же  повторил  все,  переведя  речь  Берка  на  более-менее  сносный  древнерусский.  Во  всяком  случае  Лысюк  его  понял. 

—  Я  и  не  собирался… 

Виктор  начал  было  ответную  речь,  но  викинг  прервал  его  властным  жестом  и  продолжил.

—  Не  торопись,  чужак.  Будь  у  меня  возможность  расплатится  с  тобой  честь  по  чести,  я  не  пришел  бы  сюда.

Признание  в  собственном  бессилии  пришлось  ему  не  по  вкусу.  Викинг  поморщился  и  решил  объяснить  подробнее. 

—  О  моем  умении  строить  корабли  знают  по  всему  побережью,  и  слово  мое  имеет  вес.  К  нему  прислушиваются  многие  ярлы  и  конунги.  Но  теперь,  когда  Гюрдир  Безбородый  не  может  повлиять  даже  на  собственную  судьбу…  Ульрих  Медный  Лоб  требует  вашей  крови.  А  кто  сможет  воспротивиться  воле  любимца  богов?  Желание  победителя  будет  законом. 

—  Ты  считаешь,  у  Бранда  нет  шансов  в  поединке?

Оля  вклинилась  в  разговор  мужчин  с  бесцеремонностью  эмансипированного  третьего  тысячелетия. 

Корабельных  дел  мастер  немного  помолчал,  видимо,  раздумывал,  как  поступить.  Но  умение  исцелять  ученицы  Ормульва  Травника,  а  особенно  то,  как  она  сумела  вернуть  к  жизни  уже  бездыханного  ярла,  поднимало  ее  статус  выше  обычной  женщины.  И  седобородый  викинг  снизошел  до  ответа.



Олег Говда

Edited: 04.01.2016

Add to Library


Complain




Books language: