Точка возврата

Font size: - +

Глава 21. Перезагрузка

Глава двадцать первая. Перезагрузка

 

Белый  потолок…  Белая  стена… 

«Интересно…  Если  белили  —  то  белый,  а  если  красили?»

Взгляд  Виктора  скользнул  ниже. 

Белая  простыня…  Его  руки,  лежащие  поверх  нее.  К  счастью  не  забинтованные.  Даже  без  ссадин  и  царапин.  Впрочем,  стоит  еще  подумать:  зачислять  эту  информацию  в  разряд  приятных,  или  он  валяется  здесь  так  долго,  что  все  давным-давно  зажить  успело? 

Где  валяется?  Не  вопрос…  Кто  хоть  раз  побывал  в  госпитале,  навсегда  запомнит  его  запах  и  никогда  не  спутает  с  другими.  Даже  в  поликлинике,  смежной  по  назначению  и  применению,  и  то  пахнет  по-другому. 

«Жил  я  с  матерью  и  батей

На  Арбате  —  здесь  бы  так!  —

А  теперь  я  на  кровати

В  медсанбате  —  весь  в  бинтах…»

Из  собственных  бледных  кистей  взгляд  неторопливо  переполз  еще  правее.  Здесь  вид  открылся  куда  интереснее.  На  стуле  рядом  с  кроватью  сидела  миловидная  девушка  в  белом  халатике  и  такого  же  цвета  медицинской  шапочке.  И  все… 

Не  в  смысле  одежды  на  медсестричке,  а  в  наполнении  палаты.  В  прошлый  раз,  когда  Лысюк  лежал  в  гарнизонном  госпитале,  в  их  палате  стояло  шесть  кроватей.  А  чего?  Лейтенант,  хоть  и  старший,  не  велика  птица.  Майоров  с  подполковниками  и  тех  в  двухместные  только  по  блату  определяли.  А  здесь  прям  отель  «Атлантик»,  однокоечный  нумер  «люкс». 

И  опять-таки  двусмысленный  вопрос.  Это  его  личный  статус  так  взлетел,  или  карантин?  Нет,  глупость  сморозил.  При  карантине  девушка  внутри  палаты  не  сидела  бы.  Во  всяком  случае  с  открытым  лицом,  без  маски.

«Был  бы  жив  сосед  что  справа,

Он  бы  правду  мне  сказал…»

Медсестра,  похоже,  давненько  смену  приняла  и  не  ожидает  от  пациента  ничего.  Вон,  как  сладко  спит.  Лицо  расслабленное,  дыхание  не  глубокое,  ровное…  Только  грудь  вздымается,  да  глазные  яблоки  подергиваются.  Снится  что-то.  Даже  будить  жаль.  Но  и  бревном  лежать  не  выход.  Тем  более,  надо  проверить  состояние  организма  в  целом.  Отсутствие  боли  не  тот  показатель,  которому  стоит  радоваться  сходу. 

Виктор  осторожно  пошевелил  пальцами  ног…  и  сиделка  мгновенно  открыла  глаза,  словно  он  нажал  какую-то  невидимую  кнопку.  Мгновение  хлопала  длинными  ресницами,  будто  не  верила  в  то,  что  пациент  может  очнуться,  а  потом  вскочила  на  ноги.

—  Ты  чего?..  —  Лысюк  даже  дернулся.  Кстати,  совершенно  безболезненно.  И  это  радовало.

—  Молчите!  Лежите!  Вам  нельзя!..

Что  именно  ему  нельзя,  Виктор  так  и  не  узнал,  поскольку  медсестра  с  воплем:  «Валентин  Петро-ович!»  метнулась  из  палаты. 

В  отличие  от  сиделки,  этот  самый  «Петрович»  явно  не  дремал,  а  то  и  вообще  —  караулил  под  дверью.  Поскольку  не  успела  девушка  выскочить  в  коридор,  как  двери  опять  окрылись,  и  в  палату  вошел  очередной  носитель  белого  халата.  На  этот  раз  мужского  пола  и  вполне  приятной  наружности.  Может,  чересчур  широкоплечий,  как  для  доктора.  Но  статус  и  интеллигентность  «Петровича»  подчеркивала  небольшая  шкиперская  бородка,  стетоскоп  на  шее  и  большая,  зеленая  папка.  Кожаная…  или  из  похожего  материала.

—  Очнулись?  —  уточнил  «Петрович»  очевидный  факт.  —  Как  самочувствие?



Олег Говда

Edited: 04.01.2016

Add to Library


Complain




Books language: