Точки наших соприкосновений

Размер шрифта: - +

Глава 9

Ким плёлся к себе, стараясь разогнать туман в голове. Сейчас ему по-настоящему хотелось доказать, чего он стоит. Показать истинные способности, заставить всех затрепетать, потонуть в аплодисментах. Чтобы Лира непременно оказалась в первых рядах. И исчезла вяжущая пустота в её взгляде. Он не мог проникнуть в неё. Любая попытка выжимала насухо, вытряхивала, дотягивалась до самых тёмных уголков, цепляла их за краешек и резко встряхивала. Как будто он был на ладони у неё. Раздетый и неприглядный во всей наготе мыслей и помыслов.
- Ким? – неуверенно позвал женский голос.
- Ммм?
Он обернулся, едва шатнувшись. Аня. В привычных для неформальной обстановки светлых домашних штанах и кофте.
- Ты в порядке? – девушка подошла к нему, обеспокоено кладя на лоб руку тыльной стороной.
- Ерунда. Очень устал, - соврал парень, стараясь взять глаза Ани в фокус и как бы невзначай отвязаться от раздражающего прикосновения.
Аня поёжилась, обхватывая себя руками. Она неуверенно посмотрела в сторону. Ким почувствовал, как ум понемногу проясняется. Болото, в которое он опять угодил, когда пытался проникнуть в сознание Лиры, очень медленно, но верно отступало. Только сейчас он заметил глубокую ночь за окном.
- Я кое-что хотела тебе показать, - наконец выдавила Аня, с мольбой посмотрев на него. – Пообещай, что это останется между нами.
Энтузиазм всколыхнулся и затмил усталость.
- Обещаю, никому и ничего не скажу, - с готовностью ответил Ким.
Аня улыбнулась и кивнула. Жестом руки она пригласила его за собой. Вывела из корпуса и снова поёжилась на прохладном воздухе. Тёмно-фиолетовое небо усыпали яркие звёзды. Вглядеться в ночную красоту не дало мгновенно захватившее головокружение. Ким поспешил приковать взгляд к земле. 
Быстрым шагом двинувшись вперёд мимо неразличимых в темноте домов, Аня постоянно ловила происходящее вокруг, сосредоточено вслушиваясь и оглядываясь. Пару раз Ким пытался заговорить, но она достаточно ясно дала понять, что не намерена вести светские беседы.
- Тюрьма? – с расширившимися глазами поражённо воскликнул Ким, а Аня шикнула на него.
- Не кричи, - процедила она и достала из кармана две крупные бусины неразличимого цвета. Одну протянула Киму. – Позволь ей сделать тебя невидимым.
Ким удивлённо посмотрел на Аню и послушно взял предмет, окраска которого в темноте казалась глубоко-синей. Как только она коснулась его кожи, мгновенно откликнулась магия. Тонкие голубоватые волны мягко въедались в сгустившуюся ночь. Постепенно они окутали парня свечением, оставляя приятное ощущение прикосновения тёплой невесомой ткани. Когда он поднял глаза, привыкнув к необычности магии, то не увидел Ани. Он настороженно оглянулся.
- Не пугайся, - прозвучал еле слышный шёпот девушки совсем близко и вокруг его запястья обвились прохладные пальцы, потянувшие дальше.
Дверь в тюрьму едва приоткрылась. Коридор не был освещён, но магия давала дополнительный бонус. Излучая слабое и неестественное свечение, она всё же позволяла понимать происходящее и обходить стороной массивные тумбы, отдающие бледно-синим в окутавшем Кима свете.
Они спускались всё ниже по монотонному закрученному коридору. Ни одной двери, только сплошная каменная стена, от которой начинало мутить. Создавалось ощущение безвыходности. Хотелось закончить путь, но ни о чём спрашивать Ким не решался, увлечённый тайной, которая вот-вот откроется.
Наконец, он почувствовал лёгкий толчок в грудь, заставивший затормозить, и оглянулся. За спиной коридор монотонно уходил вверх, впереди – спускался вниз той же спиралью. Он бы вопросительно посмотрел на Анну, но не знал, где она. Лёгкий шорох спереди доносился несколько минут. Возможно, девушка использовала ещё один необычный артефакт. Что бы она ни делала, увидеть это не удавалось.
Она снова потянула его за собой, на этот раз осторожно и медленно. Вскоре Ким понял, почему. Лёгкие сдавило, как будто он пытался дышать в порыве ледяного ветра. Ощущение быстро отступило, уступив место залившему всё ослепляющему радужному свету, внезапно сменившемуся густой темнотой.
- Здесь магия полностью блокируется, - в полный голос проговорила Аня. – Убирай артефакт.
Ким засунул предмет в карман, и тьма отступила. Первой он увидел Аню, стоявшую рядом и протянувшую руку перед ним как заграждение. И только потом он начал вникать в то, что открылось перед ним. Огромная комната с кладкой из тяжёлых серых камней, от стены до стены, от потолка до пола которой раскинулся прозрачно-синий шар из плотной энергии. Они с Аней стояли в уголке, и она наверняка удерживала его подальше от явления.
- Смотри не касайся его! – предостерегла девушка.
- Что это?
- Тюрьма, - обыденно ответила Аня, как будто каждый день проводила экскурсии здесь. – О ней знает только Александра, хотя именно в такие места помещают людей вроде её сына.
Ким непонимающе посмотрел на девушку. Та, вздохнув, объяснила:
- На каждой стене, потолке и полу, где шар упирается в них, нарисован знак, приглядись.
Парень начал всматриваться. Энергия постоянно шла навязчивой рябью, мешая сосредоточиться. Чтобы разглядеть знаки, пришлось сильно напрячь зрение. В конце концов, он увидел все шесть. Каждый занимал не меньше квадратного метра и состоял из тонких прямых и округлых линий, чем-то напоминавших геометрию, но сохранявших асимметрию. Было похоже, что они выбиты в камне, но крайне ровно и аккуратно.
- Тонкая работа, - изумился Ким. – Какой-то древний язык?
- Да, язык изначальных хранителей.
Аня опустила руку, решив, что Ким не сунется к краям шара.
- Первородных?
Она удивлённо вскинула бровь.
- Да, такое понятие тоже существует. Комната использовалась с сотворения Хатмы. Есть множество легенд в различных мирах. Не знаю, почему их нет в Хатме, но… - она задумалась. – Наверно, она использовалась как-то иначе, потому что полностью отрезает от связи с любым из миров и обездвиживает. В том числе мысль.
- То есть, попадая туда, впадаешь в полный анабиоз? 
- Ммм, не совсем, - девушка потёрла висок. – Скорее, замораживаешься. 
- Понятно, как туда можно поместить, - Ким вгляделся в выровнявшийся шар. – А как оттуда вытаскивали?
- Я не знаю, - пожала плечами девушка. – Но, как видишь, здесь никого.
Ким с интересом посмотрел на неё, ушедшую в размышления.
- Как ты это обнаружила?
- Твои родители показали, - она виновато улыбнулась. – Думаю, это стало причиной их ухода.
- И смерти, - закончил Ким, напрягаясь.
- Не спеши с выводами, - одёрнула Аня. – Нам пора. Ядро выровнялось, боюсь, может накрыть волной.
- Что?
Аня рассмеялась.
- Пошли, расскажу потом.
***
- Лира! – раздался голос, и Лира с улыбкой обернулась, немного расплескав зелёный чай по подносу. Она широко улыбнулась, ставя завтрак на ближайший столик, и садясь рядом с отцом.
- Что так жидко? – шутливо спросил мужчина, кивая на еду Лиры.
Чашка зелёного чая и тарелка-пиала куриного бульона на подносе.
- Не очень себя чувствую, мутит немного, - честно призналась та. – Позавтракаем вместе, ты не торопишься?
Артур, улыбнувшись, кивнул. Его поднос выглядел богаче. Большая пузатая кружка ярко-жёлтого цвета кофе с молоком, омлет с несколькими большими кусками обжаренной ветчины, блинчики с творогом и густо посыпанная пудрой слойка.
- Как всегда – слона съешь! – по-доброму улыбнулась Лира, но осеклась, поймав на себе короткий колючий взгляд Кима. 
Он быстро прошёл мимо, гордо вздёрнув подбородок и сел за столик к Антону и Анне, находившийся достаточно далеко от них. Лицо сразу расплылось в доброжелательной улыбке, он начал что-то рассказывать, активно жестикулируя и заслуживая весёлый смех наставников.
- Что с ним случилось? Вы поссорились? – спросил мужчина с отголоском удивления.
- Да, был один эпизод, - нехотя признала Лира и, не церемонясь, отпила бульон прямо из тарелки.
Артур испытующе посмотрел на дочь.
- Рассказывай, милая. В чём дело? – с хорошо шифруемым нетерпением проговорил он, выдержав достаточную паузу. – Зазвездился, как стал наставником?
- Он пытал меня тем, что я чувствую к Платонову. И ещё… ммм… кое к кому. Похоже, врубил сурового старшего брата.
- Из-за этого он прошёл так, будто титулованный король, а ты нерадивая слуга?
- Ммм, - Лира уставилась на чашку с чаем, решая, признаваться ли. – Его вчера немного занесло. У него в последнее время странные потемнения рассудка.
-Лира, – предостерегающе процедил мужчина, чувствуя недосказанность.
- Да как-то… - Лира вздохнула, растекаясь по спинке стула и запрокидывая голову. – Он поцеловал меня.
Артур глубоко вдохнул, изучающе разглядывая девушку. По его лицу она не могла угадать ни одной эмоции. Выдохнуть или вдохнуть поглубже?
- Поцеловал? – корректно переспросил отец.
Лира кивнула.
- И что ты?
- Оттолкнула. Он был не в себе, - попыталась защитить себя Лира, переходя на шёпот и подаваясь вперёд.
- Парень захотел поцеловать тебя, а ты сочла его сумасшедшим? 
Артур прыснул от смеха. Это явно забавляло его.
- А как ещё объяснить такую резкую смену позиций? – запротестовала Лира. – Мы же друзья!
- Да, милая, невнимательность – твой удел, - Артур блаженно улыбнулся, откидываясь на стул. – Никогда не понимал мира, в котором ты живёшь.
На миг Лира вспыхнула, сжав кулаки, но тут же отогнала злость.
- О чём ты? – тихо спросила она, выпрямляясь и подаваясь ближе к отцу.
- Самая крепкая любовь вырастает из дружбы. Ты понимаешь Кима, знаешь его. Закономерно, что его к тебе тянет.
- Его? Ко мне? – сквозь отдававший истерикой смех спросила Лира, отрицательно замотала головой и повторила: – Мы друзья.
- Ты глупа, родная. Он устраивает тебе сцены ревности. Это показатель.
Артур выпрямился, строго глядя на дочь. Лира посерьёзнела. Она начала прокручивать в голове все странности после его возвращения. Неожиданные приближения, резкое сокращение дистанции, тепло рук, внимательность взглядов… И, самое главное, повышенный интерес к тому, что и к кому она испытывает или может испытывать.
- Паааааап, - застонала она, пряча лицо в ладони. – Не-е-ет… Так не должно быть.
- Почему? Что тебе мешает?
Лира умоляюще посмотрела на отца, чувствуя себя выпотрошенной. В висках било, что это дружеская забота. Братское внимание. Приятельское отношение.
- Мы друзья, - повторила она как заклинание.
- Ерунда! – Артур придвинулся к Лире и обхватил её рукой за плечи. – Ты ничего вокруг не замечаешь. Как и внутри себя. 
Лира задумалась, снова запрокинув голову. Она старалась прислушаться к себе, выхватить то самое чувство. 
- Я тепло отношусь к нему, - наконец, нехотя призналась она.
- Ну и? Что тебе ещё нужно? Божественный свет и фанфары?
- Пожалуй, ты прав, - смиренно вздохнула Лира и снова отхлебнула бульон, желая закрыть зудящую тему.
***
Аня решительно поднялась к кабинету Александры, но перед дверью замешкалась. На какие-то секунды нервоз прорвался противной внутренней дрожью. Её позвали дать отчёт. Никогда наставники не давали отчётов, самостоятельно регулируя обучение. Девушка чувствовала, что не всё так просто. Но, засовывая поглубже гласящую о неотвратимом интуицию, она убеждала себя, что обойдётся. Всегда обходилось, почему сейчас что-то должно пойти иначе?
Убедив себя, что всё хорошо, она коротко постучала и вошла, не дожидаясь приглашения. Полоса солнечного света прорезала комнату, играя на той части мозаичной геометрии, которую смогла захватить. Пылинки, отражая свет, витали в ней. Аня остановилась перед полосой. По ту сторону на диване вальяжно расселся Артур в привычной классической одежде. Со слащавой улыбкой он свернул желтоватую газету в трубку. 
Аня ощутила на себе всегда вызывающий желание поёжиться взгляд Александры. Она сидела сбоку от своего стола, поставив стул почти вплотную и облокотившись на него одной рукой. Как всегда изящная, в коричневой юбке-карандаше и синей блузке, закинувшая ногу на ногу. С образом не сочетались только мягкие чёрные чешки, которые, по-видимому, она носила только в кабинете.
- Доброго дня, - деловито проговорила Аня, складывая руки за спиной. Она надела серое платье в тон глазам с высоким горлом и длинным рукавом. 
- Присядь, - вместо приветствия предложил Артур, махнув рукой рядом с собой.
- Благодарю, хочу постоять, - коротко ответила девушка.
Артур с Александрой переглянулись.
- Как дела у Кима? – начала Александра с не очень удававшейся ей доброжелательностью в голосе.
- Всё хорошо, он быстро учится, - пожала плечами девушка. – А вот насчёт вашей дочери, Артур, я нашла кое-что интересное.
Услышав последние слова, оба подались к ней с неподдельной внимательностью. Аня внутренне усмехнулась, подумав, как редко они проявляли настоящие эмоции.
- Раньше существовало понятие осевых хранителей. Основная цель – удерживать тяжёлые миры. Они легко усваивали их энергию, постепенно направляя в нужное русло. Структура духа осевых устроена так, что они взаимодействуют с магией на равных.
Аня замолчала, ожидая реакции, но Артур снова развалился на диване. Александра выглядела разочарованной. Девушка ощущала себя несколько глупо, говоря так, будто заучила речь с листа для нудного урока. Выдержав паузу, она продолжила:
- Я случайно наткнулась на информацию, пока разбирала одну из ситуаций. Она очень скудная, но одно очевидно. Лире не нужна мистерия. Ей нужен постоянный мир.
- Хочешь сослать мою дочь куда-нибудь? – холодно переспросил Артур, опасно прищурившись.
- У каждого своя судьба, - спокойно парировала Анна. – Очевидно, что она не сможет быть рядовым хранителем.
Александра рассмеялась, поднесся ладонь к губам.
- Чушь какая-то, - подытожила она. – Проведём мистерию на днях.
От удивления Аня открыла рот, неверяще уставившись на основополагателя.
- Но это перекроет её особенность! – запротестовала она. – По сути, Маймур останется безоружна! И посылать её в миры равносильно, что посылать на смерть! Опасность будет открытой для всей Хатмы.
- Тебе придётся принять решение вышестоящих, - осадила Александра, вставая.
- Нет!
Аня шагнула вперёд, зажмурившись от яркого света.
- Аня! – Артур примиряющее посмотрел на неё. – Разве тебе нужны проблемы бывшего ключевика? Остынь.
Девушка шагнула назад, подозрительно глядя на Артура.
- Сколько презрительности во взгляде, - жёстко констатировала Александра. – И мы ещё закрываем глаза на использование артефактов в личных целях. Особенно – запрещённых предметов.
Анна гордо вскинула голову, выдерживая взгляд основополагателя. Александра сдержанно дышала, буравя её бледно-голубыми глазами.
- Я не разделяю ваших методов, - спокойно проговорила наставница после долгой паузы и пошла ва-банк: - Зачем вам кровь каждого из нас?
Теперь поднялся Артур.
- Поумерь любопытство, девочка, - предостерёг он. – Есть вещи, которые тебя не касаются.
- А кого касаются? – Аня тряхнула волосами. – Они касаются каждого из нас! Что вы делаете с кровью? – требовательно повторила она.
Александра обречённо вздохнула, закатив глаза.
- Не выдумывай, Аня, мы за ней просто наблюдаем! 
Аня прислушалась к интуиции и решила, что этот вариант звучит вполне правдоподобно. Буря эмоций отступала, негодование улеглось. Мысли зацепились за единственную реально существовавшую в её понимании проблему.
- Лире нельзя проходить мистерию. Это навредит ей.
- Как её отец утверждаю, что ничего не случится. Она уже должна вступить в права хранителя миров.
- Она не умеет справляться с воздействиями, - Аня почувствовала, как всё внутри сжалось, но сохранила ровность голоса. – Она единственная, кто умеет воспринимать магию. Очевидно, что у неё другая судьба.
- Мы знаем её судьбу, - безэмоционально парировала основополагатель. 
Аня глубоко вдохнула, успокаивая новую волну протеста.
- Хорошо, я поняла вас, - медленно проговорила она. – Ко мне ещё есть вопросы?
Почуяв победу, Александра мило улыбнулась.
- Нет. Это всё, о чём мы хотели поговорить.
Артур кивнул, подтверждая слова Александры. Аня в ответ натянуто улыбнулась и вышла. Закрыв дверь, она ощетинилась и рванула к комнате наставников.
- Ну и плевать! – яростно шепнула она себе под нос.
Когда она влетела в залитое солнцем помещение, Антон вопросительно посмотрел на неё. Аня молча прошла в комнату артефактов и стянула с одно из шкафов сумку-почтальонку. Как много она хотела бы взять с собой! Но этот дежурный чемоданчик, как в шутку она его для себя прозвала, вмещал самое необходимое.
- Аня! – полувопросительно, полувозмущённо окликнул Антон.
- Всё! Меня нет! – огрызнулась девушка. – Я ухожу!
- Ты… отрекаешься? – выдавил он из себя.
- Нет! – обречённо воскликнула Аня. – Но я не могу. Слишком много… противоречий. Я должна просто уйти, иначе…
Она запнулась и порывисто обняла Антона. Она знала, что он её понимает. Слишком многое она выкладывала ему как на духу. Оставив его в смятении, Аня выбежала к геометрии, которая находилась на поляне за тюрьмой. Только там она могла рассчитывать, что её не остановят.
***
Ким тупо уставился в окно. Всё сказанное Лире в последнюю встречу рвало изнутри. С другой стороны он злился на её ответ. И парализующее бессилие. Мерзкое, окутывающее, щекочущее. Парень неосознанно кусал губы, желая только, чтобы эти чувства ушли. Острая необходимость сделать хоть что-то грызла, выгрызала, но что делать? Разнести комнату? Разбить окно? Поругаться с кем-нибудь? Или заставить сделать что-нибудь забавное?
Неуверенный стук вырвал из размышлений. Судорожно вздохнув, он махнул рукой.
- Открыто! – недовольно кинул Ким, разворачиваясь к двери, которая медленно открылась.
Лира с порога кинула на него виноватый, пронизанный обречённостью взгляд. И тут же опустила голову. Она сделала два напряжённых шага и закрыла дверь, не отпуская ручку. Со стороны выглядело так, будто её насильно пригнали к нему. Как маленького ребёнка заставляют извиняться перед кем-то. Хотя он вины не ощущает.
- Ну и что? Зачем пришла? – нарочито безразлично спросил Ким, разглядывая тонкие кружевные лямки жёлтой майки, пересекающие вздёрнутые плечики.
Девушка поёжилась.
- Прости меня, - тихо выдавила она и решилась поднять голову, устремив на него решительный взгляд зелёных глаз. Темнота комнаты съедала их яркость, наполняя мистическими тенями.
Ким расхохотался.
- Что? – издевательски переспросил он сквозь смех. – Ты просишь прощения? Ты осадила меня как щенка, а теперь просто просишь прощения?!
Злость всколыхнулась, затмила сознание до мерного гудения в голове. Он сжал кулаки до боли.
- Я испугалась. Всего. И… - Лира вздохнула, так и не продолжив.
- Что – и? Чего ты испугалась?
Она собиралась с силами, неловко переминаясь с ноги на ногу. Потерев плечи, девушка рассеяно оглянулась.
- Тебя, - наконец призналась она, честно посмотрев ему в глаза и приблизившись. 
Теперь между ними оставалось совсем чуть-чуть. Теперь он мог разглядеть потемневший до коричневого ободок вокруг её зрачка. Ким снов вздохнув, заставляя себя перевести взгляд с её лица на что-то другое. Он взъерошил волосы, пытаясь ухватиться за последние капли спасительной злости, стремительно таявшей под её ожидающим взглядом. 
- Но я больше не боюсь, - решительно шепнула девушка, обжигая его шею теплом своих пальцев.
Парень дрогнул, заворожено возвращаясь взглядом к ней. Её уверенность влилась в него. Через прикосновение хлынул её жар. Спокойствие убаюкивало, вливалось в него через мягкий, еле ощутимый, скользнувший от щеки к губам поцелуй. 



Лика Нилова

Отредактировано: 31.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться