Толерантность

Размер шрифта: - +

Толерантность

На улице шёл крупный, чуть влажный снег. Алекс смотрел в окно с тоскливой безнадёжностью. Хотелось закурить, хотя он никогда даже не пробовал. Через два часа у него была назначена встреча с главным редактором крупного издательства, он выбил её с огромным трудом. Обычно с начинающими авторами не встречались лично, но этот роман был уже его седьмой по счёту попыткой. Алекс не понимал, почему. Всё было хорошо, даже идеально – и язык, и сюжет – всё! Но ни одного положительного решения за сколько там уже лет? Снег падал ровно, засыпая землю белыми хлопьями, пряча жирную грязь под своей целомудренной белизной.

– Да ладно тебе киснуть! – Марго подошла сзади, упёрлась подбородком ему в макушку. – Давай я тебе чай сделаю, время ещё есть!

– Давай. – Вяло улыбнулся Алекс. Марго единственная его поддерживала, даже когда он сидел без денег и без работы, делилась макаронами. И верила, читала.

Они с ней не были парой, вопреки общественным взглядам и предрассудкам просто дружили. И жили вместе, не очень-то нуждаясь в любовных привязанностях. Она была художницей, рисовала на заказ за приличные деньги и для души – то, что не продаётся. Алекс всегда переживал, что не может так же. Писать на заказ или просто то, что продаётся. Не получалось. Слишком просто, слишком пресно и слишком шаблонно. Зато берут. Поэтому он перебивался подработками, иногда даже удавалось устроиться на несколько месяцев на нормальную офисную работу.

Марго принесла чай – она добавляла туда какие-то травки, специи, получалось всегда немного странно, необычно, но вкусно. Алекс подумал, что она – лучший друг из всех возможных, но вряд ли смогла бы стать стереотипно хорошей женой. Стиркой и готовкой занимался в основном Алекс, нелюбимую обоими уборку честно делили пополам.

– В этот раз получится, Алекс. Ты настоящий гений. – Уверенно сказала девушка, устраиваясь на подлокотнике кресла. Её рыжие взлохмаченные были волосы кое-как перевязаны зелёной банданой, на полноватых лодыжках – следы краски. – Я оторваться не могу.

– Ты – да. Издатели могут. – Алекс тяжело вздохнул и обхватил руками кружку, зябко щурясь. Вот так и было, пара хороших друзей в сети принимали каждую работу на ура, издательства вообще не отвечали, выкладывать он опасался. Так, пожертвовал парой рассказов, но не получил отзывов – ни плохих, ни хороших. – Надоел информационный вакуум.

– Да не мучайся ты. Скоро узнаешь страшную тайну вселенной! – Марго радостно вкинула руки и едва не упала с подлокотника, кисточка, до этого заткнутая за ухо, отлетела в сторону и куда-то укатилась. – Главное, себя не накручивай, прорвёмся! И не из такого выбирались!

Алекс не разделял её оптимизма. Может, он просто был склонен к пессимизму, а может, уже просто ни во что не верил. Казалось бы, в мире не было никаких ограничений, толерантное общество предоставляло возможности всем. Но только с одним исключением – ему оно не давало и шанса. И Алекс никак не мог понять – почему.

Путь от квартиры, которую они с Марго снимали вдвоём, до офиса издательства был неблизкий. Автобус еле полз из-за пробок и скользкой дороги, но Алекс вышел с большим запасом. В конце концов, он пришёл в издательство даже раньше времени. Охранник долго не хотел его пускать, но потом всё-таки соизволил позвонить и спросить, назначена ли ему встреча. Дотошно, почти десять минут изучал его документы, потом издевательски усмехнулся и пропустил внутрь. Алекс почти не удивлялся такому отношению. Одет он был в старое поношенное пальто, глаза после трёх ночей бессонницы покраснели, волосы растрепал ветер. Он походил то ли на голодного вампира, то ли на наркомана во время ломки. В чём-то и то, и другое было верным. Просто он писал. Не мог не делать этого, если слова не ложились ровными печатными строками в файл, голова начинала буквально раскалываться от переполнявших её мыслей. А ещё он хотел не только родить свои миры, он хотел, чтобы они жили. Как вампир, он хотел жертв. Хотел, чтобы люди читали, обсуждали, интересовались. Хотел отклика. Не славы, вовсе нет. И даже не денег, хотя они точно не были бы лишними. Он хотел поделиться своими мирами с другими людьми. Но ему не давали, ему не отвечали, перед ним закрывали двери. Непонятно и очень обидно.

Издательство занимало целый этаж офисного многоэтажного здания. Светлый чистый холл с цветами в кадках, удобные диванчики и улыбающаяся секретарша за стойкой у самого лифта, и всё остальное – за непрозрачной стеклянной дверью. Запретный мир, в котором решались судьбы. Секретарша долго сверялась с записями в компьютере, хотя должна была уже его ждать после звонка охранника, потом всё-таки предложила сесть. Улыбка на её лице при этом стала настолько приклеенной, что Алексу даже стало её жалко.

– Подождите немного, я сообщу, что вы уже пришли. Вам назначено на более позднее время. – Последнее она процедила сквозь зубы, пытаясь скрыть раздражение. Алекс пожал плечами и сел на один из диванчиков. Удобными они были только на вид. Он готов был ждать столько, сколько потребуется.

Секретарша что-то набрала в мессенджере и занялась своими делами, казалось бы, полностью забыв о посетителе. Алекс же откинулся на спинку диванчика и прикрыл глаза. Не хватало только наушников, под музыку легче думалось. Прокручивать, проигрывать как кино действия героев, выстраивать и перекраивать в голове отдельные фразы – половина забудется, так и не дойдя до клавиатуры. Но ему не удалось дойти даже до середины диалога, когда секретарша выразительно кашлянула.

– Вас ожидают. – Холодно сообщила она. Ей не нравился этот высокий, худой мужчина с проницательным и, в тоже время, каким-то блуждающим взглядом. Как будто он искал в ней что-то и не находил. – Прямо по коридору, первая дверь справа на втором повороте.



Екатерина Соллъх

#12839 в Разное
#3418 в Драма
#11281 в Фантастика
#717 в Антиутопия

В тексте есть: толерантность, утопия

Отредактировано: 11.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться