Только М.А.Т. или иномирянка со своим уставом

Глава Ужаса

Битый час нервно вышагиваю по столу, каждые двадцать секунд оборачиваясь к постели, от которой исходил запах крови и пота.

“Может сейчас? Нет? А сейчас?” - сам себе напоминая говорящего осла, который никак не мог прижать свою задницу и дождаться конца поездки. Но это же другое! - “А теперь?”

В этой комнате было душно и тихо. Так тихо, что хотелось задать встрёпку всем присутствующим и отправить на плац, учиться ходить строем и разучивать новую песню для Бедокура. Прищурившись поочередно бросил взгляд на возможных жертв. Половина взвода и проректор, присутствие последнего меня даже не удивляет. Остальные снаружи, поскольку тут и так тесно. Все нервные, взъерошенные и вымотанные. Да меня же просто на три советских пошлют, а этого моя нежная психика уже не выдержит!

Взрыв сидит в неестественной позе за столом, пытаясь дрожащими руками осторожно расставить банки и склянки аккуратными рядами с разного рода лекарствами, которые припер от лекаря. Весь взмокший, а руки сжимаются и разжимаются, хрустя костяшками перед тем, как что-то взять. И нихрена у него не получается, ха! Нервничает наш педант. И руки влажные, что его тоже бесит. Того и гляди - рванёт.

Но ничего, одного отсюда уже выперли. Зверь не выдержал напряжения, нервы сдали. Потому-то самый спокойный из нас сейчас сидит на стуле и всей своей мощью подпирает дверь, временами порыкивая, когда с той стороны раздаётся жалобно-тихий (на грани слышимости) стук. Вояка хоть и выглядел спокойным, но я-то вижу, что этот образец русской офицерской выдержки на грани, как и любой из нас.

Снова бросил взгляд на постель, но не увидев изменений продолжил свой путь.

- Ужас, хватит уже топать! - простонали сзади, немного судорожно и добавили для проформы. - Сволочь!

Удивленно глянул на Лютого, сидящего на стуле у окна и прикрывающего лицо рукой.

 -Это я топаю? - перевёл взгляд на полотенце под своими маленькими, ну просто крошечными лапками. - Я?

Лютый вздохнул, но заткнулся, признавая свою неправоту.

С ума уже все по сходили от этого ожидания. А ну хотя да, они-то не чувствуют того, что я ощущаю. Не уберегли? Нет! Вот пусть и сходят с ума от неведения! Вот такой я вот коварный и мстительный, да. Кстати, о сумасшедших... Видели когда-нибудь здорового взрослого мужика, взглядом испепеляющего самое драгоценное существо в своей жизни? Жуть жуткая! Выглядит устрашающей гарпией! Да я по сравнению с таким взглядом само… добро!

Евангелион или, как его называет Вася, Женя был зол. Так зол, что даже пошевелится не мог. Вся его аура покрывалась двумя преобладающими цветами черный и красный. Страх и злость. Злость и страх. Чувак будто провалился в свой личный кошмар, где была тысяча различных концовок и все они заканчивались одинаково трагично. И видок у него оставлял желать лучшего. Бледный, как смерть. Черты лица заострились и сделались хищными. Короче, за психологическое спокойствие Васи мне было немного страшно. А лезть к Повелителю, играющего роль верного пса, чтобы отвадить его от её постели? Я ж не самоубийца, верно? Тем более, у меня такое чувство, что если у него отобрать её прохладную ладошку, он попросту сорвётся… Куда не знаю, но мне даже подумать об этом страшно.

А вот Судья зайти так и не решился. Вот кто у нас побитым псом, занимается собственным линчеванием за дверью этой комнаты. Но мне этого придурка даже не жалко. И если бы не эмоциональный фон Васи, я б его… вот прям вот этими крюками на крыльях вспорол! Прально Васька говорила. Казёл!

Сбоку послышался тяжкий вздох, сбив мои мысли. Все дружно уставились на Валуна.

- Поесть бы…

Вот тут всё… Тут мне сделалось невыносимо голодно, и я в очередной раз посмотрел на свою рыженькую хозяюшку, что как обычно переливалась всеми цветами радуги.

“Ну на кого ты меня покинула, а? Оставила на пять дней своего Ужастика. Голодать, холодать…”

Вот вы сейчас думаете: Неужели Васенька в коме?! И все эти клыкастые тоже так думают, перебирая собственные “виноватки” в отягчённых головах, но я строго стерегу тайну нашей рыжей! Спит она! Спит, сволочь бессердечная! И я бы с удовольствием разбудил, как люблю это делать, но, чесслово, этот испепеляющий взгляд, когда пытаюсь приблизиться к своей хозяюшке… В общем Женя никого к ней не подпускает, кроме лекаря.

- Только о еде можешь думать в такое время? - тихо укорил Валуна шипящий голос. - Лучше бы ещё один пакет для Бедокура принёс, пока у неё очередной приступ не случился. - Купол был в ударе. Я от него больше трёх слов ещё не слышал.

А вообще он был бы прав, если бы не одно но: Эта зараза ещё вчера пережила кризис, а теперь восстанавливается сном и еда ей была ни к чему.

У меня в животе уже наступала революция, вздымались красные флаги, поджигались покрышки и растягивались транспаранты, но… Увы. Смены правительства в мозгах не будет. “Нет - майдану!”

Всё. Устал наверстывать тут круги. Сил больше нет ждать, когда это случится. Ни у меня, ни у них.

Решительно спланировал на кровать и спускаясь по подушке, понял, что привлёк взгляд злобной гарпии, что так стремительно попыталась меня сцапать, догадавшись о намерениях голодного фамильяра.

- Ужас, фу!

Э! Я те чё собака что ли?!

- Хрен тебе! - Обиженно взвизгнул я и с нескрываемым злорадством всадил клыки в мягкую кожу, зная, что никто меня от плоти и крови отрывать не будет. Опасно нарушать кормление.

Вася вздрогнула, а я про себя усмехнулся. Сколько я ею уже кормлюсь, а она до сих пор боится и вздрагивает порой, как птаха.

“Ну-с… Чего там у нас сегодня программе?”

Удовлетворённо курлыкнул, погружаясь в Васино воспоминание. Единственный минус во всём этом - это, блин, прохождение от первого лица, а не со стороны… Но что поделать?



Майарана Мистеру

Отредактировано: 05.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться