Только не лги мне

Глава 8

Холодное октябрьское утро.

За окном моросит назойливый осенний дождь, смывая с деревьев последнюю пожухшую листву.

Просыпаюсь от громкого стука в дверь. Голова гудит, руки трясутся. Сколько я вчера выпила? Ничего не помню.

- Иду. Зачем так тарабанить?

С трудом встаю с кровати. Накидываю старый протертый в локтях халат и медленно плетусь к выходу, шаркая тапками по облезлому полу.

- Доброе утро - бесцеремонно вваливается Цветкова, бросает в мою сторону презрительный взгляд, выдерживает короткую паузу. - Я теперь староста. С недавних времён.

Подносит к носу пустую бутылку «игристого». Морщится. Брезгливо двигает в сторону ногой зстарый скрипучий табурет.

- Я пришла сказать, что тебя отчисляют за прогулы.

Снова выдерживает паузу. Продолжает:

- А ещё... торжественно приглашаю тебя завтра на суд чести. И не вздумай не явиться.

Толкает ногой скрипящую дверь и скрывается в тёмном коридоре.

- Да пошли вы все! - Кричу ей вслед и поднимаю средний палец руки. Жаль, что она не оценила мой жест. Не успела.

Головная боль усилиливается. Я падаю на кровать лицом вниз, дотягиваюсь до окна, хватаю с пыльного подоконника полупустую бутылку виски. Откручиваю крышку. Делаю два глотка.

Дверь трещит от громкого стука.

- Вас прорвало что ли сегодня? Кто там? - Ставлю бутылку на стол, снова плетусь к двери, поворачиваю замок на пол оборота. На пороге возникает дама в строгом костюме с пучком густых волос собранных в объёмную шишку на макушке.

- Здравствуйте, вы Жанна?

- Я и что?

-  Как и что? Вас отчислили. Два месяца прогулов. Поэтому, будьте добры, готовьтесь к выселению. Эта комната для студентов ВУЗа, если вы не в курсе.

Сколько же времени прошло с той встречи с ним? Два месяца? Не может быть.

Я так чётко вижу перед собой лицо Сержа. Я помню каждую его черточку, каждую морщинку. Я так отчётливо слышу его безразличное и холодное: «Прощай, Жанна… прощай, Жанна… прощай, Жанна». Будто это было вчера.

- Хватит! Оставьте меня в покое! - Хватаю со стола пустую бутылку и ударяю ей о край столешницы. Бутылка рассыпается на мелкие осколки.

Я шагаю босыми ногами на битое стекло. Разжимаю ладонь. Острый край бутылки впивается между пальцами. Я вскрикиваю, наклоняюсь к стене, сползаю на пол. Рыдаю, давлюсь собственными слезами, собственной истерикой. Непонятной. Дикой. Внезапной. Кровь, сочится из раны, медленно стекает по руке, капает на пол. Это последнее, что я помню.

Я открываю глаза.

Серый потолок. Пыльная паутина в углу.

Где я? Что случилось?

- Жанка, ты с ума сошла? Теперь тебя точно вышвырнут без приказа и разборок.

Передо мной рыжая чёлку. Веснушки.

Вероника. С первого этажа. Это ее веснушки. Крупные. Рыжие. Их не спутаешь. 

- Откуда ты здесь? Зачем?

- Тебя - дурёху спасать! - крутит пальцем у виска Вероника.

- Не стоит. Меня выгнали, отчислили.

- Значит так. Быстро в душ и одевайся! - командует Вероника и поправляет повязку на моей руке. Я пытаюсь разогнуть пальцы. Вскрикиваю. Больно. Вижу кровь на повязке.

Память транслирует моему сознанию последнюю картинку перед обмороком -  разбитая бутылка, уродливая прическа дамы в строгом костюме. 

- Зачем? Я не хочу!

- Захочешь! Никуда не денешься. Пойдём твою честь отстаивать, - уверенно произносит соседка по общаге, открывает дверцы шкафа и бросает на кровать длинную чёрную юбку и светлую строгую блузу. - В душ я сказала. Чего разлеглась?

- Быстро, Жанна. Быстро… - подхватывает меня под руки внезапно возникшая откуда-то сестра Вероники и тащит в душевую.

 

Как сейчас помню все, что было после… Стоит по сей день перед глазами красочная яркая картина того утра.

Душный лекционный зал. Холодный осенний ветер треплет покрытую инеем траву. Распахнутая форточка стучит, лязгает, бьётся о заржавевший крючок.

Большая трибуна. Перед ней стол. Зал полупустой. Тихо. Душно. Мерзко. Противно.

Цветкова.

Здравствуй, Цветкова!

Стерва.

Эта далеко пойдет. Такие легко поднимаются. Только падать всем одинаково больно. Эта не упадет. Она до мозга и костей стерва.

Костя.

Понимаю тебя, Костя. Хочешь так же, как Цветкова? По головам и наверх!

У тебя не получится. Ты слабак. Зря стараешься!

Жанна Моро… Жанна Моро… Предатель!

Ну вот. Вся группа в сборе. Здравствуй группа!

Пришли судить меня? Растоптать?

Давайте! Дерзайте!



Марья Левандовская

Отредактировано: 02.05.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться