Только не лги мне

Глава 13.

- Девушка, вы куда? -  Останавливает меня строгий голос из домофона.

- К себе, - трясу ключами с пушистым брелком в объектив камеры, - в двадцать пятую.

Щёлкает замок. Я дергаю за дверную ручку. Шагаю в подъезд. Просторный светлый холл. На окнах цветы. На стенах картины. Будто не в подъезде, а на выставке флористики и живописи. Портит общую атмосферу совсем неуместный вид пожилого охранника в пятнистой форме и разноцветной тюбетейке.

«Татарин», - мелькает мысль. В нашем поселке по соседству жил одинокий пожилой мужчина, который круглый год носил тюбетейку. Все называли его «Татарином», то ли из-за национальности, то ли из-за тюбетейки. Он редко выходил из дому. Ни с кем не общался. Как-то мы играли в мяч, который залетел к нему в огород. Все его боялись. Никто не хотел идти за мячом. Мы кинули жребий. Идти пришлось мне. Я перелезла через забор. Мяч лежал в кустах малины. Царапая руки, подобралась к нему. В это время меня кто-то ухватил за плечо. Я испуганно обернулась, отдернула руку, поранилась об острые шипы. "Татарин" протянул мне горсть шоколадных конфет и ушёл. Также внезапно, как появился. Я схватила мяч и пустилась назад. Всё, что я запомнила тогда - это его глаза. Маленькие, незаметные на полном лице. Но столько в них боли и грусти. Я не понимала, как в таких маленьких глазах может быть столько эмоций. Поэтому он молчал. Поэтому редко выходил из дому. Я увидела тюбетейку и вспомнила эти глаза. Почему в них столько боли?

"Убил свою семью, своими же собственными руками. Все сгорели заживо. У него не было выбора" - коротко бросила мне матушка, чтобы я отвязалась и не задавала лишних вопросов о том, что меня не касалось. Не было выбора! Что это значило, я тогда не понимала. 

- Здравствуйте, - прервал мои воспоминания  «Татарин» голосом из громкоговорителя.

- И вам здрасьте! – Подмигиваю охраннику и бегу к лифту. Жму на кнопку вызова. Двери кабинки разъезжаются медленно и бесшумно. С нашими скрипучими общаговскими не сравнить. Да что говорить? Здесь всё совсем другое. Даже воздух. Вся атмосфера пропитана достатком и благополучием. Я и представить себе не могла каких-то пару дней назад, что окажусь среди такой роскоши.

Этаж угадываю сразу. Останавливаюсь у металлической двери с зеркальной табличкой «25». Вставляю ключ в замочную скважину, поворачиваю его на два оборота и замираю.

Просторная светлая комната-студия. Три огромных окна. Шикарные итальянские шторы и изящные ламбрекены. Такие же шикарные виниловые обои с рисунком из позолоченной шёлковой нити. Провела рукой по стене. Настоящий шёлк. А мебель? Я видела такую только на картинках в глянцевых модных журналах.  За что мне это всё?  Не верю. Будто всё во сне.

Скидываю грязную, пропахшую сыростью одежду. Захожу в ванную комнату и замираю. Как тут всё продумано и удобно. Бирюзовый пол, белоснежная крупная плитка на стенах, в середине джакузи. Вокруг шкафы, полки, тумбы. Несколько кранов, душ с массажными насадками. Откручиваю заглушки всех кранов, останавливаюсь у зеркальной стены. Отросшие немытые волосы свисают паклями на плечи. Тонкими руками провожу по шее, груди, животу. Как нелепо я смотрюсь среди всей этой роскоши.

Беру с полки несколько флаконов, выливаю их содержимое в воду, закрываю краны. Медленно погружаюсь в теплую ароматную пену, приятно пахнущую жасмином и иланг-илангом. Закрываю глаза. Слезы скопились в уголках глаз. Наполняю легкие воздухом, выдыхаю и кричу. Боль. Обида. Разочарование. Всё, что терзало меня и съедало изнутри, смешалось с нежной мокрой негой и растворилось. Навсегда. Безвозвратно. Снова набираю в легкие воздух и ухожу под воду. Нет сил больше ни на что.

С того самого дня прошла неделя. Жизнь моя потекла в обычном русле. Я вернулась в универ, с головой погрузилась в учебу. Подтянула все «хвосты». Сдала зачёты.

Джулия ни разу не объявилась за всё это время. Я тоже не искала с ней встречи. Меня всё устраивало. Я молчала и ждала. Ждала и молчала. Период ожидания затянулся. Меня начала пугать неизвестность. Что могла потребовать Джулия взамен? Я не думала об этом. Не хотела думать. Я понимала, что плата будет не простой. Но у меня не было другого выхода, другого пути.

В тот вечер с утра шёл дождь. Мерзкий, промозглый по-осеннему назойливый. 

Я стою у окна в хлопковой широкой пижаме, курю и смотрю на ночной город сквозь стекающие по стеклу дождевые капли. Прерывистая мелодия дверного звонка заставляет меня потушить сигарету и поставить на режим проветривания окно. Я выхожу в коридор. Не успеваю подойти к двери, слышу лязганье ключей в замочной скважине.

Я всё поняла. Пришло время…

Распахивается дверь. Яркий красный зонт. Огненно-рыжие локоны.

- Здравствуй, Жанна. Ну, как? Нравится тебе такая жизнь, полная комфорта и удобства? – приветствует меня Джулия. Закрывает дверь, снимает ботинки.

- Если я отвечу вам – нет, вы мне поверите?  

Джулия читает в моих глазах тревогу. Я это понимаю по её реакции. Как бы я не старалась скрыть эмоции, мои жесты и мимика выдают меня. Джулия, как и я, знает язык тела, умеет его читать.

Она проходит по-хозяйски на кухню и заваривает большой бокал крепкого кофе.

- Присаживайся, Жанна, - указывает мне рукой на стул. 

Я сажусь рядом, скрещиваю худые ноги под столом.

- Пришло время действовать. Ты готова?



Марья Левандовская

Отредактировано: 02.05.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться