Только не лги мне

Глава 14

Сердце в груди стучит так, будто собирается выпрыгнуть и навсегда покинуть моё бренное тело.  Я отдёргиваю руку. Встаю. Снова сажусь. Задеваю локтем полупустой бокал с кофе. По гладкому глянцевому кафелю разлетаются мелкие осколки разрисованного фарфора и брызги коричневой жидкости.  

- Как навсегда? – руки и губы трясутся. Я не хочу даже думать о том, что предлагает мне эта чёртова рыжая бестия. Да она спятила! Сошла с ума! Ей богу…

Джулия поднимает со стола отскочивший осколок бокала с ручкой, сжимает его в руке так сильно, что острый край впивается в ладонь. Кожные покровы на лице краснеют, глаза наполняются злобой и ненавистью.

- Именно так, как ты думаешь. Раз и навсегда. А что ты хочешь? – Стучит кулаком по столу.  -  Я просила, я умоляла оставить нас в покое. Но упрямая девчонка – вся в своего отца. А Серж? Что он вытворяет! Да она его одурманила. Он всегда слушал меня, понимаешь… всегда.

Джулия медленно опускается на табурет. Выдыхает. Разжимает ладонь. На пол падает окровавленный осколок. Не обращая внимания, на пораненную руку, она шепчет, едва дыша:

- Они… вчера… подали… заявление в ЗАГС. Этого нельзя допустить. Только через мой труп. Или через её!

- Джулия, почему ты… вы так ненавидите её… Ирку?

- А ты знаешь, чья она дочь?

- Нет. – Голос у меня дрожит. Я прижимаюсь к спинке стула. Неуверенность, волнение и страх перед этой властной женщиной охватывают меня. Я не знаю, как себя вести, что говорить. Я хочу исчезнуть, растворится. Перемотать плёнку своей жизни назад и вычеркнуть из неё всё, что связывает меня с этой сумасшедшей. Но уже поздно. Слишком поздно.

Джулия берет бинт, перетягивает рану на руке, подходит к окну и закуривает сигару.

Я молча смотрю на неё и жду. Чего? Да чего угодно. Каких-нибудь объяснений, действий, эмоций. Я не могу понять, как? Почему? Разве можно взять и лишить человека права на жизнь, на счастье, на любовь? За что? Просто за то, что она ей неугодна. А не поступит ли она потом со мной также, когда я стану также неугодна, как Ирка.

- Я была молодой и глупой, - начинает рассказ Джулия, затянувшись ароматным пряным дымом сигары, - такой доверчивой и наивной девчонкой. Родители возлагали на меня большие надежды. Отец из кожи вон лез, чтобы я получила высшее образование и достойную работу. И как в любой сказке о милой девочке должен непременно появиться принц на белом коне. И он появился. Только это оказался не принц, а злой колдун, который навеки заколдовал моё сердце, превратил его в кусок льда, а потом разбил. Поэтому у меня больше нет сердца. Я не умею ни любить, ни сострадать. Он обманул меня, растоптал. Представляешь, ради чего всё? Просто поспорил на меня со своими идиотами-дружками. Опозорил и бросил. Меня. Джулию Орлову.

Она глубоко затягивается и открывает окно. Мелкие капли непрекращающегося ливня покрывают тонким мокрым слоем пыльный подоконник.

     - Я забеременела. Мне пришлось сделать аборт. У меня не было другого выбора. Я не могла допустить, чтобы о моём позоре узнали родные, друзья. И какое было время. О нагулянном ребенке не то что в слух говорить, думать было страшно. Аборт мне делала знакомая бабка моей тетки. Тайно. Никто об этом не знал. Только ей я могла доверять. Так тетка эту греховную тайну и унесла в могилу. 

- Почему, Джулия? Разве ребёнок – это позор?  Он же ни в чём не виноват, – попыталась я вразумить её.

 - Ты не поняла. Он изнасиловал меня. И вспомни, какое это было время. Комсомол, партия, и все такое. -  Она делает последнюю затяжку, нервно тушит сигару о край пепельницы. - Я бы не смогла жить с вечным напоминанием об этом. Я и не хотела жить. Не знаю, как я выкарабкалась из этого дерьма. Ведь я любила его. Так как никогда и никого не любила больше. И уже никогда не полюблю. Вот так из доброй хорошей девочки родилась расчетливая и холодная Джулия. Я, конечно, потом вышла замуж, как и все. Правда, не по любви, а по расчету. Потому что не умею больше любить. Отучили. Я создала образцовую семью, в которой идеальные отношения. У меня есть все в этой жизни, о чём только можно мечтать. Семья, друзья, деньги, слава, богатство. Но нет самого главного - простого женского счастья. И ещё. Я не могу иметь детей после...  того... аборта.

- А Серж? – случайно срывается с губ робкий вопрос.

- Серж мне не родной. Но стал роднее всех родных! – Бросает она на меня пронзительный взгляд, от которого у меня мурашки по коже.  

- А Ирка? – Спрашиваю ещё тише, - кто она в этой истории?

- Она его дочь. Дочь этого мерзавца.

- Дочь? Джулия, но… но она же никогда не знала, кто её отец. Она не видела его. Да и найти-то его хотела только для того, чтобы в морду ему плюнуть. Он бросил её мать, когда Ирка ещё даже не родилась.

- Она его плоть и кровь! Дурная кровь! Этого достаточно. – Резко обрывает мою речь Джулия. - Я не подпущу её к своему сыну, никогда не подпущу. Любой ценой, - наклоняется она ко мне, - Жанна, ты должна это сделать! У тебя нет выбора! У тебя будет всё. Я обещаю! Я клянусь! Я знаю, ты сможешь всё сделать правильно! Я же вижу, тебе нравится мой сын. Я всё продумала. Никто и никогда не узнает, - она хватает меня за плечи. Трясет. Длинные ногти больно впиваются в кожу. - Ты слышишь, Жанна! Иначе я отправлю тебя назад за решётку! Ты этого хочешь?! Всё или ничего. Решай!



Марья Левандовская

Отредактировано: 02.05.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться