Только не лги мне

Глава 16

Первый день зимы. Долгожданный рассвет после очередной изнуряющей ночной бессонницы. Я подхожу к окну и распахиваю плотные портьерные шторы. Лёгкие большие хлопья снега, плавно кружась в воздухе, ложатся ровным слоем на подтаявший грязный снег.

Воображение рисует картинку из прошлого. Лёгкий морозец и мы бежим с Иркой на лыжах в лес. Весёлые, розовощекие… Ругается бабка Агафья нам вслед.

«Заплутаете, дурёхи! Обе же леса не знаете!»

А нам всё равно. Мы смеёмся. Кидаемся снежками.

Решение само приходит. Едем кататься на лыжах. Как вовремя этот снегопад. Я пугаюсь собственных мыслей. Холодная и расчётливая. Неужели я такая?

Что с тобой стало, Жанна? Кем ты стала?

Отгоняю назойливые мысли, которые как стая пчел кружат на до мной, норовя всё испортить. Иду на кухню, варю кофе и набираю Иркин номер.

 - Слушаю, -  её сонный голос после коротких гудков.

- Привет, засоня, - стараюсь придать голосу бодрости, - Посмотри в окно, какая погода. Давай, как в детстве, в лес на лыжах.

- На лыжах? – радуется предложению Ирка, - отличная идея, Жанна. Я так рада, что мы с тобой помирились. Вот только боюсь, снег растает к полудню.

- Я заеду за тобой в два. Прогулка по лесу в любом случае нам обеим не повредит, - стараюсь не выдать волнение.

- Хорошо. Я думаю - не повредит. Буду ждать, - прощается со мной Ирка. Слышу короткие гудки. Кладу трубку. Перевожу дыхание и набираю рабочий номер Джулии.

- Здравствуйте, бутик Джулии Орловой, - холодно приветствует она.

- Джулия, это Жанна. Я готова. Сегодня встречаюсь с ней.

И я действительно была готова. Я измучила себя так, что мне уже всё равно. Главное, быстрее освободиться от этих мыслей, от переживаний, от этого ужасного обязательства.

-  Держи меня в курсе. И помни о награде. Я думаю, что брак с Сержем  очень хороший стимул для тебя, дорогая.

- Ты права, Джулия. Это самая лучшая награда за любой грех. – Я кладу трубку на старый аппарат, делаю большой глоток крепкого кофе.

Нужно всё продумать. До мелочей. До малейшей детали. Я не должна оступиться. Мне нельзя. На кону всё. Всё или ничего.

Вспоминаю школу, наш класс. Вспоминаю первую встречу с Иркой.

Гнать. Гнать от себя все мысли.

Кто она мне? Никто.

Пытаюсь убедить себя в этом. Оправдать ужасный поступок, который должна совершить.

Чем больше я себе это внушаю, тем уверенней себя чувствую.

Время тянется медленнее, чем обычно. Я сную по квартире из угла в угол, постоянно поглядывая на часы. Кажется, что стрелки замерли и стоят на месте. Несколько раз всё проверяю, продумываю каждое своё действие, каждый шаг. Я не должна допустить ошибку. Не должна.

Без четверти час. Пора. Я натягиваю на себя лыжный костюм. Кладу в карман флакончик со снотворным. Подхожу к входной двери. Руки дрожат. Меня охватывает страх. Хочется кричать, бежать, исчезнуть, раствориться. Я не должна отступать. Выпью для смелости. Расстегиваю куртку, бреду в кухню, беру бокал и открываю мини-бар. Хватаю первую попавшуюся бутылку.

- Виски «Токатто», - читаю вслух надпись с этикетки и провожу языком по пересохшим губам.

Взгляд застывает на стрелках настенных часов. Без пяти час. Наполняю бокал. Залпом проглатываю его содержимое. От резкого напитка перехватывает дыхание. Я хватаюсь руками за горло и, склонившись над раковиной, сплевывая, прокашливаюсь. Самое время придушить себя...

«А как это? Задыхаться в пожаре?» - думаю я. Пугаюсь собственных мыслей. Снова наполняю бокал и осушаю его. В груди жжет и по телу разливается приятное тепло. Голова слегка кружится. Напряжение отступает. Закидываю за спину лыжное снаряжение. Выхожу из квартиры и направляюсь к метро.

- Без четверти два. Вот и всё, - останавливаюсь у Иркиного подъезда.

- Жанна… Жанна, - слышу позади знакомый голос. Натягиваю улыбку.  Оборачиваюсь. Ирка бежит ко мне на встречу, за ней по тротуару волочится футляр с лыжами. Весёлая и розовощекая, как в детстве.

- Привет. Какая безумная затея кататься по подтаявшему снегу. Но мне это даже нравится. Как  в детстве. В деревне. Помнишь? -  она обнимает меня, - ты выпила?

- Немного. Для смелости, - бросила первое, что пришло в голову.

- С каких пор ты боишься кататься на лыжах? – Смеется она. Успокаивается. Задумчиво смотрит на меня. – Что-то случилось? Ты какая-то напряженная.

Напряженная?! Ещё бы. Как я до сих пор не сошла с ума от этих мыслей и постоянной бессонницы? Как же хочется, чтобы это всё быстрей закончилось.

- Нет. Всё в порядке, - собираюсь с мыслями, пытаюсь натянуть улыбку. – Я очень рада, что мы помирились. Идем на автобус, иначе опоздаем.

Всю дорогу Ирка без умолку тараторит и смеется… тараторит и смеется.

Я запомнила её именно такой. Весёлой и беззаботной.

Она рассказывает мне про Сержа. Про предстоящую свадьбу. Про своё умопомрачительное свадебное платье. Про путевки в Египет, где они собрались провести медовый месяц.  Я смотрю на неё и слушаю. Смотрю и слушаю… Она не знает, что ничего этого не будет. Уже никогда не будет. Ничего. Совсем. 



Марья Левандовская

Отредактировано: 02.05.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться