Только не Темный !!!

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 8 КАПКАН 04.01


Проснувшись на следующий день ближе к вечеру от сильного голода, Анджи огляделась; ее расположили в маленькой уютной комнатке с окошком, занавешенным расшитыми занавесками. В дверной проем заглядывало счастливо улыбающееся лицо хозяйки:
 - Кушать идите, госпожа магесса!
- Дааа, я бы сейчас целого рогача съела... Только я не магесса, я еще только обучаюсь магии.
 Оборотница засмеялась:
- Рогача нет, госпожа магесса, а вот похлебка из кекликов и жаркое будут.

- Как вас зовут? - вставая спросила девушка.

- Рисса, а вас я знаю: Анджина!
 - Как там ваш сын?
 - Спит!  В полном обороте, по настоящему спит, - по ее сияющему лицу текли слезы, - и уже раны затягиваются... Благодарю вас, госпожа магесса, вы вернули нам нашу жизнь.
 Она схватила руку девушки, пытаясь то ли прижать к сердцу, то ли поцеловать. Анджи забрала свою руку, бочком проскользнула мимо оборотничихи и принялась одеваться, благо ее одежда вычищенная и приведенная в порядок, нашлась тут же на стуле. Женщина оглядела ее пристальным, оценивающим взглядом; девушка почувствовала себя неуютно в своей тонкой полупрозрачной сорочке и маленьком аккуратном самодельном белье, больше похожем на привычное ей земное, а не на те штанишки и корсетки, которые носили женщины в этом мире.
- А где здесь можно.. привести себя в порядок перед обедом? - повернулась она к хозяйке.
 - Пойдемте, провожу, - наконец, оторвалась та от своих раздумий.
......
 После обеда, почувствовав в себе прилив сил, юная целительница проведала своего пациента. Большой серебристо-серый каракал лежал неподвижно на своем ложе. Анджи подошла ближе, протянула руки и повела ими вдоль его тела, сначала ближе к коже, потом на расстоянии локтя. Цвета ауры стали заметно ярче, ровнее; темный кокон чужеродной магии полностью отсутствовал. Проведя рукой вокруг головы, она заметила, что смотрит в открытые светло-карие с желтинкой глаза. Отпрянув назад, дева настороженно замерла, зверь спокойно лежал, наблюдая за ее действиями.
 - Тиихо, тихо, хороший, - успокаивающе проговаривала она на всякий случай, - я только посмотрю, всё будет хорошо.
 Каракал пару раз с легким шумом выдохнул ( он что, смеется надо мной?! подумала девушка), закрыл глаза и отвернулся. Закончив осмотр, целительница вышла в общую комнату, там на лавке, сидя рядком ее дожидались взволнованные хозяева.
 - Все хорошо, - сказала она, - время и укрепляющие отвары, питание... все должно восстановиться. А где мои спутники?
 - Расселились по подворьям, а сегодня с мужчинами селения отправились на охоту. Праздник же сегодня великий начинается!

 - Ну, вы тут свои разговоры говорите, а мне к приходу охотников еще котлы готовить, - улыбчиво проговорил хозяин и сбежал, оставив деву и свою самушку наедине.
 - Праздник? - переспросила Анджи.
 - Да! В честь Богини Элель, старшей дочери Богини Матери. У нас, оборотников, ее особо почитают. Она наделяет силой крепкой любви пары, которые соединяются в эти дни, как в Храме намоленном!.. такой союз наравне с храмовым признается... котят и лайчат здоровых дает! Мужчинам особую силу пробуждает, - она захихикала вдруг, как девчонка, - ну, молодых это может и не особо интересует, у них и так всё хорошо, а вот пары постарше.. очень даже ждут ее праздника!
  Анджи улыбнулась, думая о чем-то своем:
 - Весело у вас тут.. а что, никто кроме нас не появлялся больше в селении? Нет? Странно.. Уже пора бы... Мне, кстати, необходимо переговорить с вашим сыном, когда он обернется, предупредите меня, пожалуйста.
 - Поговорите, поговорите еще успеете, потом его увидишь! А сейчас прошу присоединиться к нам, мы с девами и взрослыми самушками скоро собираемся на общем подворье: будем готовиться к светлой ночи, песни красивые петь, священные напитки пить, стол уже накрыт, очаги затопленны...
 - А не жарко ли будет, - с сомнением протянула девушка, заинтересованно прислушиваясь к оборотнице, - ведь конец периода Цветень?
 - А мы разденемся!.. вот в рубахах только и останемся, а сверху: вот нате, наденьте  эту накидку, дойти до главного подворья. 
- Вы мне тоже в ваших обрядах предлагаете участвовать? - удивилась юная магиня.
- Конечно, - с жаром воскликнула хозяйка, - вы наша достойная гостья, а праздненство для каждой самушки, женщины силу особую дает! Пойдемте, - уговаривала она, чувствуя сомнения девы, - что вам тут одной всю ночь, весь день сидеть? Да шумновато будет.. ночью, - она хихикнула, - всё равно поспать не удастся..
   Анджи пожала плечами, скинула лишнюю одежду, опять засомневалась, видя, что у оборотницы более плотный материал на сорочке. 
 - Ничего, ничего! Так вот лучше? - хозяйка накинула на деву нарядное расшитое покрывало, подтянула- застегнула красивой булавкой концы;  перекинула распущенные светлые волосы магички по плечам, полюбовалась на свою работу.
- Хорошааа.. - тихо вздохнула она, потом пристегнула деве на талию, прямо на сорочку витой золотой поясок с крохотным кинжальчиком в ножнах.
 - Что это? - удивленно спросила Анджи.
 - Подарок. Обрядовый нож, - коротко ответила обычно словоохотливая хозяйка и заторопилась, - пойдем, а то всё пропустим.
.......

 Вечернее светило заливало мягким светом всю долину, придавая деревьям, траве, домикам оттенки оранжевого, розового, желтоватого; яркое небо отражалось в спокойной воде реки; легкий теплый ветерок разносил по округе запах костра и жаренного мяса. Проходя по улочкам , вместе с другими девами и самушками селения, Анджи почувствовала, какой-то необычно жгучий интерес ко всему происходящему, предвкушение  и даже вновь проснувшийся аппетит, несмотря на то, что за обедом хозяйка очень хорошо ее накормила и даже напоила какой-то особой  праздничной настойкой, уговорив выпить вместе с ней в честь юной Богини Элель. Чуть вдалеке, за деревьями виднелась большая поляна. Именно там, на краю поляны сейчас горели костры, возле которых, сверкая крепкими голыми торсами, хлопотали вернувшиеся охотники и все мужчины лесного поселения. Вместе с ними  она разглядела и нескольких каракалов из стаи Микала Тропота. Из одежды на них были только мягкие кожанные штаны с такой же обувью и что-то вроде двух расшитых, украшенных металическими элементами, квадратных полотнищ на бедрах.
 - Не споткнись! - весело прозвучал рядом с Анджи женский голос, - ишь уставилась! 
Женщины засмеялись, глядя на покрасневшую юную целительницу.
- Скоро уж пойдем туда, попозже, - проговорила самушка постарше, - а пока милости прошу в наш хорм, к требищу.
  Все, разом присмирев, вошли в хорм. Когда глаза Анджи привыкли к полутьме, она разглядела стоящие вдоль стен накрытые столы и возле них лавки под узорчатыми покрывалами. За них расселись молодые девы, ее аккуратно подтолнули со всеми за стол.  В глубине помещения у стены едва тлел очаг, выложенный камнем. Взрослые самушки вышли в круг, ближе к костровищу, тихонько запели. Голоса сливались, красиво переплетаясь и заново расходясь на разной высоте. Нежное поначалу пение набирало силу, слова незнакомого языка ласкали слух, пробираясь мурашками под кожу, доводя до состояния натянутой струны и взрывались изнутри, в голове, в груди, во всём теле, даря радость и наслаждение. Хотелось подпевать, даже не зная слов, хотя бы распевами. Огонь в очаге, казалось, разгорался  сам по себе всё сильнее, поднимаясь всё выше, освещая вокруг: разгоряченных женщин,  витеватую роспись на стенах, покрытый блестящими, переливающимися искрами сводчатый потолок. Неожиданно в центре потолка Анджина увидела широкое отверстие, в которое хорошо было видно звездное небо, серпик юнной розоватой Силайны и полный круг  серебристого Ферба.
 Вдоль лавок, по кругу, улыбаясь, пошла одна из оборотниц, поднося каждой: и совсем юным девам, и самушкам постарше чаши с напитком. Анджи с удовольствием отпила прохладный шипучий напиток.
 - Всю чашу надо допивать, - прошелестел сзади чей-то голос, - в честь юной Богини Элель и ее избранника, - вверх взлетела рука, указывая на Силайну.
 В голове девушки сквозь нарастающий шум, зазвенели предупредительные колокольчики: слишком легко и весело она себя ощущала, рвались внутренние путы, душа стремилась к чему-то, что-то звало ее и наполняло энергией. Напиток казался ей знакомым, хотелось распробовать его ещё и ещё. С трудом поборов тревожащее её желание выпить всё до дна, она улыбнулась следящим за ней взглядам и набрала весь настой в рот, немного все же пришлось при этом проглотить, но основную часть ей удалось после незаметно выплюнуть в платок, когда она вместе со всеми  весело смеявшимися самушками сбрасывали с себя вдруг ставшие жаркими покрывала. Они остались в одних сорочках, подпоясанные металическими поясками, у юных самушек на поясе висели небольшие узкие ножи.
 Дальнейшее Анджина воспринимала обрывочно, звуки то едва доносились до нее как из-под воды, то гремели так, что она морщилась от звона в ушах, не понимая ни слова. Вот одна из старших самушек набирает самовозгоревшиеся угли из очага и идет на улицу, следом за ней идут сначала взрослые самушки, затем молодежь. Анджи идет вместе со всеми ей весело и радостно, она как и все девы поет, повторяя уже знакомые незнакомые слова. Вот предводительница идет по поляне, высыпая угли в каждый костер, которых там уже не меньше десятка, от чего огонь разгорается ярче и жарче; самушки плавно идут следом взявшись за руки, ускоряя темп танца и пения. К ним присоединяются каракалы. Оборотники незаметно разделяют дев. Скоро Анджи едва успевает понять и заметить, как все перемешиваюся между собой, веселятся, танцуют под звуки каких-то ударных и струнных инструментов, иногда подходят к накрытым столам; постепенно разбиваясь на пары или иногда какая-нибудь дева оказывается между двумя или даже тремя претендентами на ее внимание. Некоторые сразу отдают предпочтение своему избраннику, другие лукаво улыбаются, дразня обоих претендентов, поощряя их показать свою удаль в бескровной схватке.



Влада Леонова

Отредактировано: 17.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться