Только не я

Глава 6_1

Стоило только представить, что вот с этим бесчувственным созданием мне предстоит сосуществовать, передернуло всего.

Василиса тем временем, посмотрев на расплывающийся по щеке красный след от тряпки, довольно хмыкнула, разжала руку и, пнув девчонку в бок носком кроссовки, посмотрела на меня. До этого безразличный взгляд вдруг сменился интересом.

— Рит, расскажи домовенку, как нужно вести себя здесь, — бросила долговязой, — а мне интересно, ты что засуетился-то вдруг, Тимош?

Она подхватывает меня под локоть и в буквальном смысле выталкивает из туалета. Хотел было дернуться назад, когда дверь за нами закрыли, но Вася вцепилась в меня мертвой хваткой.

— Ты что за представление устроил, а? — ее лицо вдруг меняется, и теперь она уже шипит, как змея. — Ты что перед девчонками авторитет мой подрываешь? — больно тычет мне под ребра пальцем.

— Сука, — выдавливаю из себя и уворачиваюсь от очередного тычка, хватаю ее за горло. — Ты совсем, что ли, дебилка?

Она округляет глаза.

— Тебе Лев не простит детдомовцев, поняла, дура? А там и до статьи недолго, если начнут копаться, и поднимется все то, что ты тут за последние годы начудила, — вижу, что в глазах мелькает осознание, типа до этого она не понимала, что делает. — Вась, с тобой что происходит?

И снова догадки поползли в голову черными нитями. Отпускаю ее и хватаю за руки, закатываю рукава по локоть. Синяков нет, следов уколов тоже. Облегчение все же девушка различает на моем лице, потому что с секунду смотрит на меня озадаченно, а потом начинает дико смеяться.

— Фу, Тим, ты совсем в последнее время сдал, не интересно мне с тобой больше, — она отступает на шаг и по большой дуге начинает меня обходить.

— Не понял? — голос как будто чужой, не мой.

Это что за намеки? Все в интернате, да и не только, знают, что Васька моя баба, и что к ней приближаться на километр нельзя. И вот это ее «не интересно» значит, что рога мне решила приставить?

— Ты, видимо, совсем рамсы попутала, сука, — хватаю ее за руку и дергаю на себя.

Она вскрикнула от неожиданности, но это была секундная растерянность, потому что, когда подняла взгляд на меня, я понял окончательно, что-то с ней не так. Что-то очень знакомое есть в ее взгляде, неуловимое, я это уже видел, но у кого и что, вспомнить не могу.

— Руки убери и больше не хватай меня так, понял? — отчеканивает девица каждое слово. — Это ты вон, — кивает на туалетную дверь, — с ними так разговаривай и наводи страх, а мне, знаешь ли, пох, что ты думаешь и тем более, что чувствуешь. Я устала и хочу уже отсюда свалить, понял? А до конца заключения осталось ни много ни мало, сколько? — она опускает глаза, деланно тыкая в дисплей телефона. — Угадал, Тимош, всего-то полгодика потерпеть, и вот она, долгожданная свобода.

Васька расправляет руки и, изображая самолетик, бежит по коридору, петляя и издавая характерные звуки мотора.

— М-да, кукушка слетела у девчонки, — качаю головой и, сделав обратно два шага, снова рывком открываю туалетную дверь.

Одновременно со мной ее Рита толкает оттуда, и когда я встаю рядом с дверью, девчонки выходят гуськом с опущенными головами. Понимают, что виноваты, но я, наверное, последний, кто мог бы их осудить. И не могу сказать сейчас точно, поступил бы я иначе, если бы на месте домовенка был пацаненок какой. Скорее всего, нет.

Девчонка сидит на полу и смотрит перед собой, обхватив коленки.

— Пошли, — трогаю ее за плечо, но она отшатывается, как от удара, а я зубы сжимаю, чтобы не вернуться в комнату девчонок и не понадавать им лещей за то, что они сделали.

— Что у вас произошло? — присаживаюсь на корточки рядом с ней, но больше ее не касаюсь.

— Все нормально, ты что, не видишь? — она поворачивает ко мне лицо и губу разбитую закусывает. — Поскользнулась, упала, разбилась. Все хорошо, сама виновата.

Она делает неожиданно резкий рывок и встает на ноги. Не ожидал такой прыти от девчонки и интуитивно тоже выпрямился.

— Ты уверена?

Она меня ошарашила тем безразличием, которое слышится в ее голосе. Пытаюсь заглянуть ей в глаза, но она игнорирует вопрос и, пряча взгляд, подходит к умывальнику. Молча включает воду и набирает в рот воды. Поласкает и сплевывает жидкость вперемешку с кровью. Черт. Внутри все сжимается, и вся сущность рвется к ней. Хочется дотронуться до разбитой губы и поцеловать, или даже нет, разрешить ударить меня, чтобы разделить ту боль, которую она испытывает сейчас.

Но я стою на месте, не могу и шагу сделать. Просто стою истуканом и смотрю, как девчонка приводит себя в относительный порядок.

— Так и будешь пялиться?

Не сразу понимаю, что слова адресованы мне. Во рту все пересохло, когда она подняла на меня взгляд своих синих глаз. От умывания они кажутся ярче, а она стоит передо мной, голову чуть приподняла и смотрит, не отводя взгляда.

— Да, кхе, — чуть прокашлялся.



Юлия Рябинина

Отредактировано: 05.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться