Только не я

Размер шрифта: - +

Глава 9_1

Уже, наверное, как полчаса лежу на кровати с открытыми глазами, уперев взгляд в пустоту. В комнате полумрак. Теплый желтоватый свет от уличных фонарей отбрасывает тени на стены. В комнате тишина, и поэтому кажется, что никого нет, только тихое посапывание говорит о том, что девчонки тоже здесь.

Проснулась я от того, что во сне опять мама приходила, снова мне пела песню и расчесывала волосы. Перед глазами картинки встают одна за одной, поднимая со дна души смертельную тоску. Даже не верится, что я смогла пережить их смерть. Но и то только благодаря бабуле меня не съела тогда тоска. Прошло столько лет, а я до сих пор чувствую по ночам, как мама меня по голове гладит, нашептывая мне песенку из мультфильма про Рапунцель:

Яркий солнца луч, путь найди во мгле,

Я прошу верни, что так желанно мне.

Раны исцели, жизни свет пролей,

Я прошу верни, что так желанно мне.

(Песенка из мультфильма «Рапунцель»)

По щекам покатились слезы, но это сейчас, а в далеком детстве я обожала, когда мама пела эту песню, и всегда просила повторить еще и еще. А когда их с папой не стало, я вставала по ночам и, вспоминая героиню мультфильма, сама начинала петь, расчесывая уже тогда длинные волосы, надеялась на то, что волшебство может их вернуть. Но, увы, каждую ночь меня ждало глубочайшее разочарование. Родители ко мне так и не вернулись, а волосы я так и не отрезала. Оставила их в память о маме.

— Мамочка, как мне тебя не хватает, — шепчу губами в подушку, содрогаясь от беззвучных рыданий.

Знаю, что напрасно терзаю себя, но все-таки именно в таких ситуациях оно все, забытое, выползает из потаенных уголков, и хочется унестись туда, в прошлое, где у тебя все было хорошо и радужно.

— Ясь, — трогает меня кто-то за плечо, — Ясь, вот, возьми водички.

Угадываю голос Любы. Она садится рядом, потому что чувствую, как проминается матрас.

— Яська, ну прошу тебя, не убивайся так, а. Сердце разрывается, глядя на тебя, — девушка гладит меня по спине.

Я резко поворачиваюсь к ней и чуть не выбиваю стакан из рук. Благо он не разлился, а то пришлось бы на мокрой постели спать. Выпиваю его залпом до самой последней капли.

— Прости, Люба, что разбудила, — голос еще немного дрожит, но уже стало чуть легче. — Просто мама приснилась, — на глазах снова слезы.

— Мне тоже мать часто снится, — вздыхает девушка, — но я стараюсь прогнать эти воспоминания подальше, потому что они не особо приятные.

— Прости и спасибо, Люда, ты такая хорошая, — глажу ее по руке. — Люб, а Вера когда ушла?

Девушка задумалась о чем-то, но сказать ничего не успела, так как в этот момент в дверь тихонько постучали. Мы переглянулись с ней и обе замерли. Даже мне показалось, что дышать перестали одновременно. Стук повторился через секунд пятнадцать. Оказывается, я считала про себя. И то он даже на стук не был похож, скорее, на скрежет.

Люба кивает мне на кровать, а сама на носочках подкрадывается к двери. Я сначала накрываюсь с головой одеялом, но потом соображаю, что делаю, что-то не то, и вскакиваю на ноги, осторожными шагами догоняю Любу.

— Ты что? Иди в кровать быстро, — шикает она на меня, а я улыбаюсь ей ехидненько так и подталкиваю в плечо, мол, «иди, давай».

Мы подходим к двери, и я встаю по другую сторону от проема.

— Кто там?

Но в ответит тишина и снова скребущиеся звуки. Люба вся напряглась.

— Че делать? — кивает она в мою сторону, спрашивая совета.

— Не знаю, — пожимаю плечами, — может, свои?

Ну, потому что, если логически поразмыслить, кто еще может прийти в… Интересно, а сколько времени? По ощущению, еще не совсем поздно.

— Открывай, — говорю девушке, а сама хватаю ботинок, что стоит под ногами. Тяжелый такой, если неслабо приложить, то можно вполне устроить сильный ушиб. Люба открывает дверь. Очень, очень медленно, у меня аж под ключицей засвербело, и рука начала ныть от напряжения.

— Это к тебе, Яся, — лицо Любы меняется в одно мгновение, когда щель приоткрылась чуть больше положенного.

— Ко мне? — не ожидая такого ответа, удивленно вскидываю брови.

— Ага, — ее тон становится такой отчужденно деловой, будто это не она только что шипела тут, в неоднозначной позе пробираясь по комнате. — Только дверь прикрой, а то холодно, — сказала девушка, чуть скосив на меня взгляд, и при этом подмигнула.

Вот сейчас я вообще ничего не поняла. Совсем. Но думала я недолго. Сунула ноги в тапки, которые тут же стояли, возле входа. В темноте не удалось разглядеть, чьи они, но точно не мои — те остались стоять возле кровати. Толкаю дверь и застываю на месте с открытым ртом.

— Выходи уже давай, — парень дергает меня за руку и закрывает за моей спиной дверь. — Ну, здравствуй, Снежинка, — улыбается он, а у меня от страха коленки затряслись, и ладони вмиг вспотели.



Юлия Рябинина

Отредактировано: 05.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться