Только не я

Глава 17_2

Музыка стихает, и я делаю поклон в завершении выступления. В зал стараюсь не смотреть, потому что из-за возникшей тишины мне кажется, там никого нет. Редкие аплодисменты нарушают молчание, и я в смущении покидаю сцену, прячусь за кулисами. Сердце громко бухает, и кровь пульсирует в висках.

— Что это было?

От неожиданности вздрагиваю и поворачиваюсь на голос. Девчонки стоят передо мной и хлопают глазами.

— Вы почему не на уроках? — вопросом на вопрос отвечаю я.

— Ушли послушать, как ты петь будешь, — говорит Нина.

— Я что-то не поняла, почему никто не хлопал? — Люба толкает меня локтем в бок.

— Да не знаю, может, не понравилось? — пожимаю плечами, а у самой на глаза слезы наворачиваются.

Вот чего-чего, а такого фиаско вообще не ожидала.

— Да не может быть! — отмахиваются девчонки. — Ты была великолепна.

На сцене в это время разглагольствует Константин Вячеславович, толкая поздравительные речи. Ну, теперь понятно, о чем говорила Света. Конечно же, нужно отработать те деньги, которые люди вливают сюда.

— А теперь давайте все вместе поздравим всех нас с наступающим Новым Годом, ребята, выходите на сцену!

Он подзывает нас, а я стою, как вкопанная, не хочу быть причастной к этим его «нам». Не хочу никуда выходить. Что бы ни говорили сейчас, осадочек-то уже остался от самого выступления. Но брошенный на меня взгляд Константина все-таки заставляет выйти со всеми, и как после хорошего спектакля, мы с ребятами стоим, раскланиваемся в разные стороны. Конечно же, теперь аплодисменты сыплются градом. Я кинула взгляд на ту нишу, где собрались родители учеников, и поняла, почему мне даже никто не соизволил похлопать. Все их взгляды были даже сейчас обращены не на сцену, нет, они смотрели на своих отпрысков и переговаривались активно между собой. А у меня в голове возникла куча вопросов. Если они так внимательно наблюдают за детьми, то отчего же отдали их в интернат, а не наняли, например, учителя, который будет приходить и заниматься с ними дома?

Меня подталкивают сзади, мы уходит за кулисы, и занавес опускается, отгораживая нас от зрительного зала.

— Елисеева, ты круто поешь, — тут же откуда-то возникла Света, — даже не думала, что у тебя такой шикарный голос, — она оглядывает меня с ног до головы оценивающим взглядом. — По тебе и не скажешь.

— Отличный комплимент, Света, спасибо, — ухмыляюсь я и отворачиваюсь от девушки, показывая, что разговор закончен.

— Ты хамка, Елисеева, — делает умозаключение Света, а я уже подталкиваю своих девчонок к выходу.

— Есения, ты куда собралась? — голос Константина Вячеславовича настигает нас уже в дверях.

— На уроки пойду, — кидаю через плечо и снова толкаю застывших в дверях девчонок.

— Так у тебя на сегодня освобождение.

Но я делаю вид, будто не слышу его, и иду напролом.

— СТОЯТЬ! — повышает голос мужчина, и я застываю на месте. Медленно поворачиваюсь. — Тебе подарок еще не раздали. Будет неудобно, если вдруг Снегурочка не обнаружится среди леших, бабок Ежек и остальных участников утренника, — улыбается он.

А у меня руки чешутся от того, что хочу ему в нос дать. Что он ко мне пристал-то, не могу понять?

— Может, ну их, подарки, Константин Вячеславович? Мне они, если честно, не нужны. Я и так выполнила все ваши просьбы, — говорю на выдохе, потому что внутри паника нездоровая нарастает, и сейчас у меня только одно — желание оказаться как можно дальше от этого места.

— Полчаса ничего не решат, — отвечает мужчина, в считанные секунды оказавшийся рядом со мной. Он приобнимет меня за плечи и обратно тащит в зал. — Девочки, а вы возвращайтесь на уроки, сегодня они и так сокращенные, так что не стоит их прогуливать. Есения после поздравлений, если захочет, присоединится к вам.

Я глянула исподлобья на соседок по комнате и недовольно поморщилась.

— Ладно, Яся, встретимся, — проворковали они и выскользнули за дверь.

— Блин, Константин Вячеславович, что вы меня мучаете? — решила я спросить напрямую, эта недоговоренность убивала. — И про Василису зачем наврали?

Он смотрит на меня удивленно.

— Что значит, наврал? Я же тебе сказал, что она наказана и не придет, а Снегурочек подходящих не было, я тебе все сказал, как есть.

А у меня в голове Светкины слова застряли и никак выветриваться не хотят.

— Ну, а что ты расстроилась? Из-за Василисы? Так не переживай, все будет нормально, — отмахнулся он. — Вон и Светлана, надеюсь, втолкует своей подружке, что ты была необходима.

Я прослеживаю его взгляд и натыкаюсь на злой прищур девушки. Черт.

— Ага, а вот и сами господа поздравители прибыли, — учитель склоняется ко мне и говорит так тихо, что кроме меня никто услышать не может.



Юлия Рябинина

Отредактировано: 05.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться