Только не я

Глава 18_2(3)

Господи, как же она любит подкрадываться. Я так и не привыкла к этому за то время, что мы с ней общались на репетициях, поэтому вздрогнула от неожиданности, повернувшись на ее голос всем корпусом.

— Куда на пару слов? Говори, я тебе слушаю.

Что-то меня напрягло в ее просьбе. Пару слов? Мне кажется, мы с ней наговорились, как меда наелись, сегодня днем, какие еще разговоры да на дискотеке?

— Тут слишком шумно, а мне нужно тебе пару слов сказать наедине.

Я оглядываюсь по сторонам в попытке зацепиться хоть за что-то или за кого-то, кто бы мог помочь мне избежать этого «отойдем на пару слов», но сегодня я полный неудачник, потому что поблизости и в зоне моей видимости никого, к сожалению, не оказалось.

— Ну, ладно, раз это так важно и не может подождать, то пойдем.

Светка крепко хватает меня за ладонь и тащит сквозь толпу в направлении выхода. Под ложечкой неприятно защекотало, и мне захотелось сию же минуту вырвать руку из цепких пальцев, но я зачем-то себя остановила. Зачем, я сама не понимала, а спустя пару минут пожалела об этом.

— Свет, ты куда меня тащишь? Можно и тут поговорить, — я все-таки решила притормозить девушку.

— Хер получится, шлюшка детдомовская.

Я потеряла дар речи и способность сопротивляться мгновенно, а когда обрела, было поздно, дверь спортзала захлопнулась, и меня уже три незнакомые девчонки и четвертая Светка тащили по темному коридору в неизвестном направлении.

— Света, ты что творишь, отпусти! — выдираю руки из мертвой хватки высокой девицы.

— Уже не получится, Елисеева, думать башкой нужно было в тот момент, когда позволяла лапать себя, — Светка рычала мне в спину, а я соображалку включила на всю мощь, чтобы понять, о чем она говорит.

Черт, до меня наконец-то дошло.

— Ты что такое несешь, дурочка? Ты что, ко мне приревновала Константина Вячеславовича?

— Захлопнись, сука, — в голосе Светы слышу неподдельную злость.

Господи мне нужно ее переубедить. И пока я в голове подбирала слова, меня резко швырнули в сторону. Впечатавшись плечом в дверь, я взвыла от боли.

— Тварь.

Удар под ребра, и я свернулась пополам. Дверь открылась, и меня затащили внутрь, где царила полная темнота.

— Не, ну ты видела? — голос знакомый, но из-за боли не могу сообразить, кому он принадлежит. — Вырядилась, — тихий смех, — ангела из себя строит, а сама шмара ванючая.

Удар по шее, и я падаю на колени. Сцепляю зубы, потому что мне кажется, если я закричу от той боли, которую сейчас испытываю, мне будет только хуже.

— Вот только не пойму, когда она всем успела дать? — голос Риты, его не спутаешь ни с чьим, низкий, грудной, как будто она прокурила его.

— Ну, не обязательно всем давать, Рит.

Я угадала.

— Да, ты права, — ответила та, — а тебе в прошлый раз мало было? — она схватила меня за хвост. — Разве не поняла, что высовываться тебе здесь никто не позволит?

Она дернула за волосы, и я не смогла сдержать стон, вцепилась ей в руку, но тут же получила удар в живот, и ладони метнулись туда.

— Ну, ничего, тварь, ща ты подучишь свое. Жень давай нож.

Что в эту секунду со мной произошло, я не знаю, я как будто озверела. Боль как рукой сняло, я вывернулась в руках Риты и встала на ноги. Тут же последовал град ударов, и мне пришлось снова упасть на колени, прикрываться руками от тычков.

— Девочки, пожалуйста, прекратите, я ничего подобного не делала, — наконец-то смогла я сказать хоть слово, — я вас прошу, пожалуйста!

Умоляющий тон заполнил мое горло вместе с привкусом крови на губах.

— Уже поздно умолять, шлюшка малолетняя. Тебе говорили, что у шлюшек безродных конец только один?

И почему я решила, что здесь темно? Я очень отчетливо видела глаза Риты, зрачки в которых закрывали всю радужку, и казалось, они сейчас такие же черные, как и те вещи, что эти девушки творили в стенах интерната.

— Вас же посадят за убийство.

Зачем я это сказала? В ответ утробный смех разнесся по комнате.

— А кому ты нужна, дура? Мараться о такую дрянь, как ты, никто не будет.

Голос Светы меня как будто отрезвил, и я не могла поверить, что так ошиблась в человеке, ведь она мне казалось достаточно умной и веселой девушкой, позитивной, хоть и немного с придурью, но не до такой же степени.

— Ладно, хватит разговоров, а то всю вечеринку пропустим, давай режь.

В тусклом свете мелькнуло лезвие. Я охнуть не успела, как осела на землю, ведь за хвост меня уже никто не держал, короткие волосы рассыпались по лицу, закрывая глаза.

— Все, пошли. А это тебе, вдруг подравнять шевелюру захочешь.



Юлия Рябинина

Отредактировано: 05.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться