Только не я

Глава 19_4

— Волков, если ты это сделаешь, я тебя никогда не прощу! — Света дергалась на стуле и активно пыталась высвободить руки из хватки парней, что с двух сторон держали ее. У нее просто не было шансов избежать наказания.

Я стоял за спиной Риты, и ее заведенная за спину худая рука подрагивала от напряжения, так как я поднимал ее до упора, пока ладонь не оказалась на уровне лопаток. Тут Рита вскрикнула.

— Света, прости, — со слезами на глазах говорит она и проводит жужжащей машинкой по черепушке девушки. Первые пряди волос сыплются на пол.

— А мне твое прощение нахер не упало, Света, — отвечаю ей, а Рите на ухо шепчу: — Стриги дальше, — и руку сильнее сжимаю.

Рита продолжает въедаться машинкой в прическу девушки, а та пытается стряхнуть с себя жужжащий аппарат, мешая Рите. Не сдерживаюсь, свободной рукой хватаю подбородок девчонки и фиксирую голову на месте, сжимаю челюсть чуть сильнее, чтобы не дергалась.

— Ублюдок, мразь, я тебя ненавижу! — шипит, брызжа слюной, Света, и на последнем слове ее голос срывается. — Ты из-за этой шлюшки сейчас нас предаешь?

Сцепил зубы, удерживаясь от того, чтобы челюсть ей не вывернуть.

— Света, если ты прямо сейчас не заткнешься, я ж не смогу остановиться, — склоняюсь к ней ближе, — и придется тебе рот водой из толчка промыть.

— Тимофей, а Вася в курсе, что ты подсел на детдомовскую? — вырывает она голову и в глаза пытается заглянуть.

Рита, почувствовав слабину с моей стороны, замедляется, и мне приходится вернуться в исходное положение. Поддергиваю руку девушки вверх, чтобы та не расслаблялась и процесс ускорила.

— Так позвони и спроси, если так интересно, — усмехаюсь я.

— Не сомневайся, я так и сделаю, а этой сучке рожу всю разобью так, что не узнаешь, — выплевывает ядовитые слова Света.

— Свет, зачем нарываешься? — не выдержал Леня. — Сама же виновата, зачем к девчонке полезла? Думала, заступиться за нее некому? Нехер руки распускать, да еще и волосы отрезали зачем? Совсем ку-ку? А теперь еще и ботаник будет вынюхивать, что к чему, видела же прекрасно, что он ее под опеку взял, так что теперь ждите прилета бумеранга. Или Елисеевой в ножки кланяться придется, прощения просить пойдете, каяться.

— Заткнись! — кидает ему в лицо Света. — Пусть хер она пососет, сука белобрысая.

У меня аж челюсть свело. И я уже готов был сорваться, когда Рита вдруг вскрикнула:

— Отпусти, больно!

Понял, что руку Рите заломил чересчур сильно, и девчонке пополам пришлось согнуться, чтобы вывих не получить.

— Света, у тебя самый грязный рот в мире, не ожидал от тебя такого, — Леня сдергивает девушку со стула.

Оглядываю ее голову, а потом Риту на ее место сажаю.

— Тимофей, — плаксивым голосом стонет девчонка, а я машинку в руки Светке сую.

Но она кулаки стиснула, и пришлось выворачивать запястья, чтобы пальцы разжать. Вставляю машинку ей в ладонь и сжимаю ее пальцы своими, но Света продолжает сопротивляться.

— Ок, Света, выбор был за тобой, — второй рукой так же, как и Рите, заламываю ей руку за спину и вверх, к лопаткам поднимаю.

— Ты ублюдок, — по слогам выговаривает она сквозь зубы, и первая полоса «под ноль» появляется на Ритиной голове.

— Ты это уже говорила, так что не отвлекайся, и давай закончим с этим побыстрее, — я направляю ладонь Светы, а внутри вообще ничего не чувствую: ни жалости, ни досады, ни ненависти — просто тупая пустота образовалась в груди. И на стенания Риткины мне плевать совсем, и на злое шипение Светы — мне вообще чихать на них. Меня здесь как будто вообще нет.

Все мысли мои сейчас в другом месте и крутятся вокруг другого человека. В голове только одно желание. Прошу бога, чтобы со Снежинкой все было нормально, и чтобы ее в больницу не забрали. Ведь тогда я не смогу ей сказать, зачем приехал, почему оказался здесь.

На заднем фоне моих раздумий жужжит машинка, и я безучастно смотрю, как Света бреет голову своей подружке. Представляю, что тут начнется после праздников. Ботаник не зря переживает, и если Яся не пойдет с девчонками на мировую, нас тут Лева всех раком нагнет и будет до последнего давить, пока правды не добьется, а когда добьется, предкам девочек придется выложить кругленькую сумма денег как интернату, так и детдому Елисеевой. Точнее, директрисе, которая должна будет закрыть глаза на все это дерьмо, что происходит в стенах интерната, да и в стенах того же детдома. Не удивлюсь, если там еще хуже, чем здесь. Но все же надеюсь, что все замнется, потому что виноватой и крайней во всей этой истории может оказаться именно Снежинка, девчонки уж точно найдут оправдание перед предками своим поступкам, а там состряпают и для директора интерната весомый аргумент против Яси, тогда уж точно придется попотеть ботанику, чтобы доказать обратное.

— Ладно, пацаны, — я отпускаю руку Светы, — затрахался я уже стоять здесь, думаю, девочки дальше сами разберутся, что к чему.



Юлия Рябинина

Отредактировано: 05.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться