Только не я

Размер шрифта: - +

Глава 21_1

Двухнедельная сказка закончилась так быстро, что даже не верилось, что все это произошло со мной… С нами. Аккуратно поворачиваюсь на бок, улыбка растягивает губы. Тимофей лежит в миллиметрах от меня, я смотрю на парня и не могу налюбоваться его красотой. Длинные ресницы чуть подогнуты кверху — все девочки мечтают о таких — чуть подрагивают, видимо, парень во сне что-то видит. Кончики пальцев чешутся от того, что так и хочется дотронуться до этих ресниц, убедиться в том, что наощупь они такие же мягкие и бархатистые, как на вид. Я уже запомнила каждую родинку на его лице и шее, но стеснение так и не смогла побороть, чтобы вот так запросто прикоснуться к нему. Пока не могу.

— Лизни меня.

Меня застает врасплох его тихий шепот, и я, будто преступница, пойманная с поличным, дергаюсь от него и хочу увеличить пространство между нами, но парень не позволяет, кладет мне на талию руку и удерживает на месте.

— Чего? — непонимающее смотрю на него, но глаза Тимофея закрыты, только губы трогает озорная ухмылка.

— Лизни меня, Снежинка.

Теперь уже в голосе слышен смех, и он открывает глаза, расширенные зрачки практически полностью закрывают радужку, и я снова тону в их глубине.

— Ты так смотришь на меня, словно я карамелька на палочке, — он уже не сдерживает смех, — так вот я и предлагаю лизнуть себя. Уверен, на вкус тебе тоже не меньше конфетки понравлюсь.

— Ты придурок, Тимофей, — ладонью хлопаю его по руке и заливаюсь краской от кончиков пальцев ног, до корешков волос.

— Не уверен в этом.

Он двумя руками обхватывает меня и одним движением меняет нашу позу, теперь я нахожусь на нем, наши лица близко-близко друг к другу, и мне не остается ничего другого, кроме как выставить руки по обе стороны от его головы, чтобы чувствовать себя более-менее на расстоянии.

— Я просто смотрела, — начинаю оправдываться, — не хотела будить, думала, как удобнее встать.

— А я не хочу, чтобы ты уходила. Давай побудем здесь еще, пацаны все равно только к вечеру приедут, — парень проводит ладонями вдоль моей спины, и у меня на теле каждый волосок поднимается от этого действия.

— Может, тогда еще что-нибудь посмотрим? — предлагаю Тимофею и делаю попытку высвободиться из его рук.

— Ты хочешь меня усыпить своими фильмами? — его бровь взлетает вверх, отчего выражение лица становится совсем мальчишеским. — Мы и так с тобой столько всего пересмотрели, что мне кажется, я в жизни столько не пялился в экран.

И тут пришла моя очередь удивляться. Конечно, мы с Тимофеем за последние четырнадцать дней болтали обо всем, о чем только можно, но разве этого времени хватит, чтобы узнать человека от и до? Вот сейчас и понимаю, что нам предстоит еще многое узнать друг о друге.

— Ну, знаешь, — отвечаю ему, — даже у нас в детдоме было достаточно времени, чтобы смотреть телевизор.

Он хмыкает, и его захват становится слабее, я пользуюсь моментом и соскальзываю с него, сажусь на краешек кровати и натягиваю обувь.

— А и не говорил, что у меня времени нет, Снежинка, — он запнулся на мгновение, окидывая меня странным взглядом. — Мне просто не с кем было смотреть.

Он подтягивает ноги и рывком садится на кровать чуть в стороне от меня. Так же обувает кроссовки.

— А как же… — я не успела произнести это страшное имя.

— Если ты собиралась сказать о Василисе, то лучше не надо, я не хочу разговаривать о ней. Мы с Васей друзья, — он встает с кровати, и я вижу по его лицу, что эта тема неприятна парню, поэтому больше ни слова не пророню.

— Василиса, скорее всего, тоже приедет завтра, но не факт, — он оглядывается на меня. — Будешь морожко?

Я отрицательно машу головой. Настроение резко падает до нуля, словно брошенный в глубокий колодец булыжник.

— Давай тогда посмотрим, что ты там еще хотела, — парень возвращается ко мне и садится рядом, но я уже ничего не хочу.

Наверное, нужно валить восвояси, снимать розовые очки, укладывать их в перламутровый футляр фантазий и засовывать подальше в укромное местечко.

— Снежинка, ты что?

— А что? — вскидываю брови, но даже сама слышу, как голос вибрирует от обиды.

Тимофей откидывается на стену и смотрит перед собой, я поглядываю на него искоса.

— Если ты хочешь, можем про нее поговорить, но лично я не горю желанием.

Его взгляд как будто застывает в пространстве, и мне эта перемена не нравится. И нет, я совсем не хочу про нее говорить.

— Нет, не хочу, — тут же пошла я на попятную.

— Васька мне сводная сестра, — говорит он одновременно со мной, и я застываю на месте.

— Нет, — вырывается у меня.

— Да, — спокойно отвечает Тимофей и, оттолкнувшись от стенки, опираясь локтями на колени, тормошит двумя руками волосы.



Юлия Рябинина

Отредактировано: 05.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться