Только не я

Глава 22_1

— Тимофей, — слышу за спиной голос Снежинки.

Она пытается выдернуть руку, но твою мать, я слишком расстроен и зол, чтобы на это обращать внимание. Я и так еле высидел эти сорок пять минут. Тащу ее в подсобку. Надо объясниться. И это касается не только наших отношений, это касается всего и сразу. Об этом нужно было поговорить еще вчера, но я и так дал ей возможность, чтобы она смогла осознать, как теперь все будет обстоять не только между нами, но и при взаимодействии с окружающим миром. А еще меня злило то, что я так и не нашел в себе сил пойти вчера за ней. Сам психанул, а это неправильно, так не пойдет.

Теперь я за девчонку несу ответственность, потому что прежде, чем что-то делать, надо сто пятьдесят раз подумать. А я не подумал. Не подумал о том, что самолично засунул Снежинку в террариум со змеями, хотя даже еще не обозначил наши с ней отношения, но я думаю об этом и так все уже знают, вряд ли это событие осталось незамеченным.

— Да прекрати, — с силой дергается девушка, и я ощутил, что тонкая кисть щелкнула.

— Ой!

Но жалобный писк не заставил остановиться. Я дернул ее на себя.

— Слушай, домовенок, потерпи еще пару минут, — зло кидаю ей, и она, как ни странно, перестает сопротивляться и даже пытается подстроиться под мой шаг.

— Да что происходит? Ты можешь объяснить, а не тянуть меня, как животину на убой? — возмущается она.

— Кого? — не сдерживаю смешок. — Ну, ты сказанула. Животину, ага.

— Ну, а как, Тимофей? Я тебе уже говорила про домовенка, повторю еще. Бесит, понял?

Уф, в ее голосе было столько негодования, что я даже подавился смехом своим.

— Снежинка, ну ты что? Опять собралась обидеться, что ли?

— Нет.

— Я не специально, просто все это вывалилось, как… — замолчал, подбирая правильное выражение, но в голову кроме «как куча дерьма» больше ничего не лезло. Поэтому просто решил сменить тему.

— Как прошла ночь?

Еще один поворот и вот она, заветная дверь. Толкаю ее с силой, и она практически без сопротивления открывается. Мы уже давно с пацанами здесь замок вывернули и защелку свою поставили.

— Что это? — голос Снежинки стал чуть хрипловатым, когда я не включая свет, закрыл за ее спиной дверь, и мы с ней остались в темноте.

— Хм, — протянул я специально, чтобы Снежинка поволновалась.

А она именно волновалась, потому что в тишине было слышно ее сбившееся дыхание, и у меня по коже побежали несильным покалыванием токовые импульсы. Что за гребаная реакция? Это, по ходу дела, не ей волноваться надо, а мне. Шарю по стене ладонью и, наконец-то найдя выключатель, включаю свет.

— Что за детский сад? — недовольно надув щечки, складывает руки на груди и зло смотрит на меня Снежинка.

— Детский сад — это ты.

Я отхожу от нее на несколько шагов до старенького стола,  присаживаюсь на краешек и тяну руки к Ясе, но она, видя мои телодвижения, делает шаг назад, увеличивая расстояния между нами.

— Снежинка, ты что ломаешься? Я же соскучился, и так всю ночь не видел тебя, думал о тебе, — делаю брови домиком и пытаюсь мило улыбнуться, знаю наверняка, что со стороны смотрится няшно, но видимо, не для Яси.

Она почему-то хмурит брови, и в ее глазах даже и намека нет на то, что весь этот разговор может свестись в какую-нибудь милую шутку.

— Тимофей, я хотела с тобой поговорить, но мне кажется, сейчас не самое подходящее время, — она на минуту замолкает. — Может, после уроков, все-таки первый день после каникул. И как ты понимаешь, мне не особо хотелось бы выслушивать в свой адрес нелесные отзывы от учителей.

Я внимательно смотрю на девушку, но она чужая совсем, как будто изменилась за одну ночь, превратившись в ледышку. В бездонных глазах пустота и отстраненность. Откуда такая разительная перемена, неужели из-за Васьки?

— Яся, что происходит? — отталкиваюсь от стола и подхожу к ней вплотную, но она напрягается вся и делает еще шаг от меня, вжимается в стену.

— Я сейчас не хочу говорить, — она исподлобья бросает на меня взгляд и тут же его прячет, глядя в сторону.

— Я не пойму, что я сделал не так? — внутри закипает безудержная ярость от непонимания происходящего. — Это что, все  из-за Василисы?

Слежу за мимикой девушки, и по тому, как она изменилось после моих слов, понимаю, что прав. Сцепляю пальцы на ее локте.

— Яся, не стоит закрываться от меня, — дергаю ее на себя, но девушка упирается мне  ладонями в грудь. Только когда это для меня было преградой? — Мне кажется, тебя это никак не смущало почти две недели, хм? — склоняюсь к ее лицу и, поджимая губы, заглядываю ей в глаза. — Или это какой-то гребаный отмаз, чтобы соскочить?

Вдруг неожиданно до меня доходит, с чем может быть связана перемена,  произошедшая со Снежинкой.



Юлия Рябинина

Отредактировано: 05.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться