Только не я

Глава 24_3

— Сука… — вгрызается в меня стон Тимофея, и парень прямо передо мной падает на колени.

Я в шоке смотрю на всю картину и осознаю, что до моего мозга картинка, увиденная глазами, доходит не сразу, потому что я никак не реагирую на происходящее. А тем временем события просто волной цунами сносят все границы действительности.

Тело Тимофея начинает изгибаться в неестественных для нашего восприятия позах. Я с открытом ртом наблюдаю за тем, как он сдирает с себя футболку, края которой почему-то окрашены красным цветом и напоминают белые гребешки волн. Я делаю рваный вдох и обвожу взглядом его плечи, на которых бурлит мелкими пузырями кожа, и в глазах отчего-то становится мутно.

— Тимочка! — кричит Василиса и, словно повторяя действия Тимофея, падает рядом с ним на колени, помогает стащит футболку.

Парень пытается то ли оттолкнуть ее, то ли наоборот просить о помощи, я не слышу, только вижу раскрывающийся в немой мольбе рот.

— Прости, прости! — тараторит девушка, цепляясь за руки Тимофея, и я зачем-то обращаю внимание на стеклянную колбу из лаборантской, которую девушка задела, и та, звеня, покатилась прочь по полу.

Толпа пришла в движение, и я, словно повинуясь общей панике, тоже отошла от этой парочки чуть дальше. Твою мать, почему я не могу пошевелиться? Почему Василиса сейчас рядом с Тимофеем, а не я? Мой взгляд снова возвращается к ребятам и… черт, зачем я только сдвинулась со своего места? Теперь я поняла, почему так корчится Тимофей. На его спине и места живого не осталась, сплошная открытая рана все продолжала пузыриться. Меня замутило. Тошнота подкатила к горлу слишком неожиданно. Я согнулась пополам, и только благодаря, скорее всего, тому, что ни хрена не ела за целый день, меня не вывернуло наизнанку.

— Скорую, вызывайте срочно скорую! — слышится где-то позади окружившей рябят толпы женский голос, и мне от этого становится чуточку легче. Значит, скоро приедет помощь.

— Тварь!

Я не успеваю сориентироваться и понять, кому предназначены эти слова, и меня кто-то жестко хватает за шиворот, отбрасывает в сторону. Я, словно тюфяк, отлетаю под ноги к стоящим полукругом подросткам и, сфокусировав взгляд, наконец-то вижу обидчика. Это все та же Василиса, только вот голос ее изменился, превратившись в хриплый скрежещущий по нервам бас. Именно из-за этого я ее не узнала. Взгляд полон ненависти и безумия. Я только и успела, что сесть на пятую точку и отползти назад между ног ребят от наступающей на меня фурии, когда она одним рывком, схватив за ворот, подняла меня на ноги. Мне по-настоящему стало страшно за свою жизнь.

— Это ты во всем виновата, ты! — брызжет она слюной прямо мне в лицо, а взглядом готова сжечь заживо. — Это все тебе должно было достаться, но не Тиме!

Она замахивается свободной рукой, и хлесткий удар наотмашь обжигает кожу на моей скуле.

— Ты чокнутая! — взвизгнула я. — Отпусти сейчас же!

Голос срывается на высокие ноты, прикладываю немало усилий, чтобы вырваться из ее рук.

— Нет, — шипит она, — ты, крыса бездомная, ненавижу.

Девушка отпускает воротник моей толстовки и тут же, не давая мне ни секунды, чтобы прийти в себя, вцепляется в волосы двумя руками и начинает бить меня ногами. Я в полном недоумении и шоке на несколько мгновений теряюсь в пространстве. Но это мои проблемы и моя ошибка, потому как Василиса не останавливается ни на миг. Удар за ударом прилетает по тем частям тела, до которых только достает девушка.

— Василиса, ты что творишь? Отпусти ее быстро! — строгий мужской голос вклинился во всеобщей хаос звуков вокруг нас.

— Отвали! — хрипит Василиса.

— Петр Александрович, вы что стоите, помогите разнять их! — кричит мужчина в сторону, и я уже чувствую, как Василису начинают оттягивать от меня.

Это все прекрасно, что подоспела подмога, но вот именно сейчас мне кажется, что девушка не просто сжала в кулак волосы, но и ногтями пытается содрать кожу с головы.

— Больно! Отпусти! — хватаю я ее за запястья. Теперь могу себе это позволить, потому что ноги Василисы, видимо, кто-то держит, удары прекратили беспорядочно сыпаться на меня.

Я вжимаю ногти в самые чувствительные места на запястьях и давлю что есть силы.

— Василиса, немедленно прекрати весь этот цирк! — голос женский, незнакомый раздается у меня над головой. — Ты совсем с головой не дружишь!

Прошла целая минута, и наконец-то я свободна, отталкиваю девушку от себя и, не удерживаясь на ногах, снова падаю на попу. Смотрю ошарашенным взглядом на Василису, которую держат три взрослых человека, но она при этом не оставляет попыток вырваться из их тисков и смотрит на меня звериным взглядом. Паника толкает меня на необдуманный шаг. Бросаю украдкой взгляд в ту сторону, где лежал Тимофей, но его окружили люди, и из-за их спин мне ничего не видно. Возможно, это и к лучшему, не уверена, что я смогла бы снова пережить это. Отползаю назад, и ноги передо мной расступаются. Я переворачиваюсь, встаю на ноги и выбегаю из столовой в коридор.

— Есения, стоять! — слышу в спину голос, но меня подстегивают к побегу взгляд Василисы и разъеденная спина Тимофея. Мне нужно в туалет, срочно.



Юлия Рябинина

Отредактировано: 05.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться