Только не я

Глава 26_2

Чем ближе я подходила к заветной двери, тем сильнее билось сердце. Хотя нет, оно не билось, оно, как угорелое, металось внутри, колотясь о ребра, будто сумасшедшее. Сумка неожиданно стала настолько тяжелой, что хотелось бросить ее посередине коридора, а рюкзак заметно придавливал своим весом к земле. Волнение захлестывало разум. Вдох-выдох. Вдох-выдох. Я немного постояла на пороге, прежде чем надавить на дверную ручку. Щелк. Но дверь оказалась закрытой. В замешательстве смотрю на дверь, а потом меня как будто осеняет.

Ну, конечно, закрыта. Хах! И в этом нет ничего странного.

Лезу в карман рюкзака, выуживаю ключ со дна и открываю дверь. Идеальная чистота бросается в глаза с порога, и я в непонимании оглядываю комнату. Здесь явно что-то не так. Но что? Не помню, чтобы Вера поддерживала такой порядок в комнате. Мы хоть и не слыли с ней грязнулями, но и чистюлями до мозга костей никогда не были, а сейчас я вижу кругом стерильную чистоту.

Прохожу вглубь помещения и оставляю сумку возле шкафа. Раскрываю створки и застываю на месте. Пусто. По телу волной прокатилась мелкая дрожь и притупляющий восприятие действительности страх.

Ушла. Уехала, черт, она просто сбежала. Захлопываю дверки шкафа обратно и черепашьими шагами иду к кровати. Панцирная сетка впивается в мое тело, когда я со всего размаха бухаюсь на кровать. Я в шоке от этого поступка. И теперь даже не могу представить, что буду делать? Я вернулась домой, но без Верки и без прежней жизни мне как-то совсем стало неуютно и пусто здесь. В груди заныло от тоски по прошлой жизни. Слезы безысходности навернулись на глаза, но я зло смахнула их, уткнувшись в подушку лицом, вытерла их насухо. Я больше не буду плакать из-за тех людей, которые меня не ценят.

В рюкзаке завибрировал телефон. Я нехотя поднялась с места и, поковырявшись в недрах, выудила трезвонящую трубку.

— Хмы, — неконтролируемая улыбка растянула губы, и я тут же нажала на зеленую трубку, приняла вызов.

— Здравствуй, Есения, тебя выписали, — не вопросом, а констатацией факта пророкотал голос мужчины в динамике.

— Здрасьте, Николай Николаевич, да, выписали…

Я краснею сильнее, чем вареный рак, даже кончики ушей горят от переживания. Я почему-то, когда увидела номер Тимофея, думала, что он и звонит, а это оказался его отец.

— Ясно. Почему не позвонила? Я же оставил тебе визитку.

— Извините, я нечаянно потеряла ее.

Ложь, визитка у меня запрятана в самый дальний карман.

— Понятно.

— Как Тимофей? Вы ему телефон отдадите?

Черт, черт, что опять за неконтролируемый словесный поток? Просто заткнись, Яся…

Закатываю глаза и прикусываю внутреннюю сторону губы.

— Да… — молчание, — скорее всего, да, отдам. Ему сделали на прошлой неделе еще одну операцию, и он ее неплохо перенес. Я подумал, что ты захочешь его навестить.

— Кончено, захочу! Ой, хочу! Ой, простите…

Мой голос задрожал, а сердце затрепыхалось, и мне уже было все равно, какие слова вылетаю из моего рта. Главное, чтобы он не передумал. Встреча с Тимофеем замаячила на горизонте, словно восходящее солнце после долгой темной ночи.

— Вот и отлично, тогда завтра за тобой приедет водитель. Во сколько у тебя заканчиваются уроки?

— Около двух часов, но только мне кажется, меня не отпустят, — вдруг мелькнула неприятная мысль, и настроение тут же покатилось к отметке «ноль», притупляя этим самым всю радость.

— Ну, по этому поводу даже не беспокойся. Все будет хорошо.

— Ой, да?! Спасибо, спасибо! — затараторила я быстро и чуть громче, чем стоило.

А потом на миг проскользнуло видение в голове, как мужчина морщится и телефон от уха отстраняет, и мое лицо снова покрылось пятнами от стыда.

— Да, не за что пока, Есения, — говорит мужчина.

Его голос становится чуть тише, отчего я досадливо поджимаю губы. Неужели догадка оказалась верна?

— Завтра тогда тебе позвоню. До свидания, Есения.

— До свидания, Николай Николаевич, — ответила я, но мужчина уже положил трубку.

— Говнюк, — прокомментировала я его действия, но тут же забыла про эту нелепость и запрыгала на кровати от радости.

Не могла поверить в это, да и разве можно было? Я совсем не ожидала, что устроенный с пристрастием допрос в больнице даст такие результаты. Мне тогда вообще показалось, что отец Тимофея сделает все, чтобы вычеркнуть из жизни сына такую нелепость, как я, но оказалось, что все с точностью до наоборот.

— Какие у тебя планы на будущее?

Вопрос мне тогда показался очень странным, но так как я согласилась разговаривать, и в обратку уже не попрешь, то…

— Учеба. У меня хорошие оценки, и надеюсь, ЕГЭ сдам с наивысшим баллом. Хотя для нас, детдомовских, это и не играет особой роли, потому что места бюджетные все равно предоставляются в учебных заведениях, но я хочу быть лучшей. А потом получу квартиру и надеюсь устроиться на хорошую работу.



Юлия Рябинина

Отредактировано: 05.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться